новости и события14.04.2015 6:00:00Экспертное мнение<p style="text-align:justify;">​​Для нефтяной промышленности России настали тяжелые времена. Еще бы: запасы нефти на изученных месторождениях иссякают, новых перспективных проектов нет, а санкции перекрывают доступ к иностранным технологиям. Тем не менее, хоронить российскую нефтянку еще рано, считает заведующий лабораторией Ресурсов углеводородов и прогноза развития нефтегазового комплекса ИНГГ СО РАН <a href="http://www.ipgg.sbras.ru/ru/person/ipgg-EderLV">Леонтий Эдер</a>. </p><p style="text-align:justify;"><strong><em>Три кита санкционного влияния </em></strong></p><p style="text-align:justify;"><em> – Леонтий Викторович, в последнее время в экспертном сообществе все чаще обсуждают негативные тенденции, наметившиеся в разных секторах российской экономики. А что вы можете сказать о ситуации в нефтяной отрасли? </em></p><p style="text-align:justify;">– Во второй половине 2014 – начале 2015 года внешние условия для работы нефтегазового комплекса, как и для всей экономики России в целом, ухудшились. Это связано как с резким падением цен на нефть, так и с введением секторальных экономических санкций. </p><p style="text-align:justify;"><em>– А в чем конкретно заключается воздействие санкций на развитие нефтяного сектора российской экономики? Действительно ли оно так велико или, скорее, вред санкций в отечественном информационном пространстве изрядно преувеличен? </em></p><p style="text-align:justify;">– Влияние введенного Западом санкционного режима можно разделить на несколько основных аспектов. </p><p style="text-align:justify;">Начнем с финансового. Отсутствие доступа к дешевым зарубежным финансовым рынкам негативно отражается на реализации инвестиционных проектов в сфере поиска и разработки месторождений. Прежде всего, речь идет о новых центрах нефтегазодобычи – это арктические территории Западной Сибири (полуостров Ямал) и европейской части России (НАО), а также Восточная Сибирь, шельф арктических и южных морей. </p><p style="text-align:justify;">Следующий аспект – технологический. Санкции в области ТЭК направлены, главным образом, на то, чтобы лишить Россию доступа к технологиям, применяемым при добыче трудноизвлекаемых запасов из карбонатных отложений Преображенского, Усть-Кутского, Ербогаченского, Осинского горизонтов Непско-Ботуобинской нефтегазоносной области, а также технологиям, применяемым при добыче так называемой сланцевой нефти из Баженовской свиты. </p><p style="text-align:justify;">Также важен организационый аспект. Поскольку под санкции попали практически все крупнейшие российские нефтегазовые компании, в прошлом активно сотрудничавшие с крупными зарубежными корпорациями, реализация многих ключевых международных проектов оказывается под угрозой. </p><p style="text-align:justify;"><strong><em>Погружение в недра проблемы</em></strong></p><p style="text-align:justify;"><em> – Министр энергетики Александр Новак, выступая 11 марта на Национальном нефтегазовом форуме, заявил, что санкции не повлияли на уровень добычи нефти, тогда как большинство экспертов констатирует падение объемов нефтедобычи. Какая же картина складывается в действительности? </em></p><p style="text-align:justify;">– По итогам 2014 года добыча нефти в России действительно возросла на 0,6 % до 526,7 млн тонн. Однако уже в среднесрочной (до 2020 года) перспективе можно ожидать постепенного снижения добычи нефти в стране за счет снижения темпов разработки существующих месторождений. </p><p style="text-align:justify;"><em>– Ряд экспертов полагает, что основная причина грядущего снижения уровня нефтедобычи – вовсе не санкции, а плачевное состояние геологоразведочной отрасли. Каково ваше мнение? </em></p><p style="text-align:justify;"> – Я разделяю указанную точку зрения. На самом деле, главная причина снижения объемов добычи нефти – крайне низкие объемы геологоразведочных работ. Если обратиться к истории, то мы увидим, что современные темпы роста добычи нефти в России – в особенности, в Западной и Восточной Сибири – стали возможны благодаря созданной в 1960-1980-е годы сырьевой базе. Именно тогда были открыты месторождения, приносящие стране львиную долю всех углеводородов. </p><p style="text-align:justify;">Но за последние двадцать лет финансирование геологоразведочных работ существенно сократилось, что негативно сказалось на объеме этих работ, а следовательно – и на приросте запасов. </p><p style="text-align:justify;"><strong><em>Надежда на «малышей» </em></strong></p><p style="text-align:justify;"><em>– Неужели российская нефтедобывающая отрасль действительно находится в настолько плачевном состоянии, что спасти ее нельзя? Есть ли способы сохранить показатели, озвученные министром энергетики? </em></p><p style="text-align:justify;">– Нет, не все так безнадежно. Снизить темпы падения объемов нефтедобычи можно за счет ввода в эксплуатацию новых небольших объектов. К ним можно отнести проекты обустройства Лодочного, Сузунского, Тагульского месторождений (Ванкорский блок), Юрубчено-Тохомского НГКМ (Красноярский край), а также ряд проектов в Ямало-Ненецком автономном округе и Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции. </p><p style="text-align:justify;">Следует отметить, что так как крупные нефтяные компании зачастую не заинтересованы в разработке небольших объектов, обустройством таких месторождений занимаются малые независимые предприятия. Однако в настоящий момент условия для работы подобных малых организаций в России не самые благоприятные. Государству стоит существенно усилить меры поддержки по законодательному, фискальному, банковскому, инженерно-технологическому направлениям.<br></p>новости и событияЭкспертное мнение<tags><tag>og:description</tag><value>​​Для нефтяной промышленности России настали тяжелые времена. Еще бы: запасы нефти на изученных месторождениях иссякают, новых перспективных проектов нет, а санкции перекрывают доступ к иностранным технологиям</value><tag>og:image</tag><value>http://news.sbras.ru/ru/NewsPictures/eder.jpg</value></tags>

 Источники

 

 

ИНГГ СО РАН

Леонтий Эдер
Бизнес России (glavportal.com)   12.04.2015 18:00:00

 Видео

 

 

 

 

 Файлы

 

 

 Новости