новости и события26.03.2015 6:00:00Проект, равный атомному<p style="text-align:justify;">​​Работы по организации морской добычи углеводородов начались ещё в Советском Союзе. На Каспии были развернуты работы по бурению и добыче нефти с эстакад. Главным инициатором развития этого направления был С.А.Оруджев, первый заместитель министра нефтяной промышленности СССР. Став министром газовой промышленности, он привлек предприятия оборонного комплекса к  изготовлению морских буровых платформ.</p><p style="text-align:justify;">В Баку построили завод по производству морских платформ. На северном шельфе России в объединении «Арктикморнефтегазразведка» работало три разведочных передвижных буровых установки (ПБУ) типа «Шельф» постройки Выборгского завода и две самоподъемные буровые установки СПБУ финской и отечественной  постройки. В настоящее время ни одной из этих установок на  шельфе не осталось: они либо проданы зарубежным фирмам,  где прошли модернизацию, либо сданы в долгосрочную аренду за рубеж.</p><p style="text-align:justify;">Министерству газовой промышленности СССР удалось создать  дееспособную организацию по бурению геологоразведочных скважин в суровых условиях Арктики, развернуть  геофизические работы. Это позволило получить информацию о значительных запасах углеводородов на шельфах Баренцева и Карского морей. Советскими геологами были открыты такие уникальные месторождения, как Штокмановское и Приразломное в Баренцевом море, Ленинградское и Русановское в Карском.  В девяностые годы работы  на шельфах северных морей фактически были свернуты.</p><p style="text-align:justify;">Поскольку Россия великая континентальная держава, основные усилия были направлены на освоение её бескрайних просторов. Поэтому с развитием шельфа мы задержались. Шельфом занимались морские страны, развивая технологии его освоения. Сейчас и перед нами встал этот вызов. Мы должны пройти эту дорогу быстрее и в более трудных условиях. Должна быть разработана крупнейшая национальная программа, которая займет не одно десятилетие, но начать её реализовывать надо уже сейчас.</p><p style="text-align:justify;">Наша страна обладает около 21% шельфа Мирового океана (свыше 6 млн км2). Наиболее перспективный и доступный, с точки зрения бурения, шельф превышает 60% площади ее акваторий. Высокий углеводородный потенциал шельфа России оценивается отечественными специалистами в более чем 100 млрд тонн условного топлива, из которых 80% приходится на газовую составляющую. Около 90% углеводородов сосредоточено в арктических морях.</p><p style="text-align:justify;">Активные геологоразведочные работы (сейсморазведка и бурение), начавшиеся на шельфе западной части Арктики более 40 лет назад, и восточной – более 30 лет назад, завершились открытием новых нефтегазоносных бассейнов: Восточно-Баренцевского и Южно-Карского. На российском шельфе были обнаружены крупные месторождения: Штокмановское, Русановское, Ленинградское, Долгинское, Приразломное и др., с запасами нефти и газа около 10 млрд тонн нефтяного эквивалента.</p><p style="text-align:justify;">Самые большие перспективы – по шельфу Карского моря. Первичные запасы газа в этом районе оцениваются в 26 трлн м3, ряд геологов считают, что здесь сосредоточено порядка 50-70 трлн м3 газа. Подтверждением больших перспектив шельфа Карского моря могут служить Русановское и Ленинградское месторождения. Пока по ним утверждены запасы в объеме 311 млрд м3, так как пробурено всего несколько скважин и запасы утверждены по площади в радиусе 3 км от пробуренных скважин. Геологи утверждают, что запасы газа этих месторождений составят не менее 9 трлн м3, то есть это второй Уренгой. Месторождения расположены недалеко от берега, глубина моря в этом районе менее 150 м.</p><div style="text-align:justify;"><p>Самое крупное на шельфе Арктики Штокмановское месторождение содержит свыше 3,9 трлн м3 газа и 56 млн тонн конденсата. Сложные природно-климатические условия и технологические и экономические проблемы его освоения отодвинули начало разработки этого месторождения на неопределенный срок.</p><p>На Приразломном нефтяном месторождении (ОАО «Газпром»), расположенном в 60 км от берега на шельфе Печорского моря и закрытом льдом большую часть года (7-8 месяцев), в 2011 г. установлена морская стационарная ледостойкая платформа гравитационного типа, построенная в России. В зимнее время температура воздуха достигает -500С, а толщина льда – 1,6 м. Оптимизм вселяет нефтяной терминал «Варандей» (ОАО «Лукойл»), расположенный в 22 км от берега недалеко от Приразломного месторождения. Терминал успешно работает с 2007 г. и способен отгружать до 12,5 млн тонн нефти в год, вывозимой круглогодично танкерами ледового класса, имеющими для повышения безопасности двойные борта и дно.</p><p>Особый интерес представляют залежи, которые можно разрабатывать горизонтальными скважинами, пробуренными с берега или искусственных островов. Такой подход успешно опробован на ряде месторождений в арктических и субарктических условиях США (море Бофорта – Endicott и другие - 8 месторождений) и России (шельф Охотского моря – Чайво-море, Одопту-море и Карского моря – Юрхаровское) и является наименее опасным для ранимой природы Арктики.</p><p>Открытие в 1962 г. Тазовского месторождения газа на Крайнем Севере России положило начало ряду открытий крупных запасов углеводородов в арктическом регионе. Вслед за ним в 1967 г. в США, штат Аляска, было обнаружено газонефтяное месторождение Прудо-Бей (Prudhoe Bay). За счет разработки Юрхаровского (Южно-Карского) месторождения, основные запасы которого расположены под морским дном (Тазовская губа), с 2005 г. Россия является лидером по объемам добычи углеводородов на шельфе Арктики, опережая суммарную добычу США и Норвегии. По состоянию на 2009 г. к северу от Полярного круга обнаружено 61 крупное месторождение нефти и газа, 43 из которых находятся в России, 11 в Канаде, 6 на Аляске (США) и 1 в Норвегии.</p><div><p><strong><em>Северный Ледовитый - гигантский нефтегазовый супербассейн </em></strong><br></p><p>Осадочные бассейны Северного Ледовитого океана в середине и второй половине XXI в. будут играть важную роль в обеспечении человечества нефтью и газом. Северный Ледовитый океан — самый молодой, неогеновый. Согласно оценке, выполненной в ИНГГ СО РАН, с вероятностью 0.95 можно утверждать, что начальные геологические ресурсы углеводородов в нем в нефтяном эквиваленте больше 90 млрд т. В зрелых океанах (Атлантическом и Индийском) эти оценки равны 40 и 35 млрд т, соответственно. В древнем Тихом океане начальные ресурсы углеводородов превышают всего 10 млрд т.</p><p>Как гигантский нефтегазовый супербассейн, Арктический шельф является, по оценкам специалистов, безальтернативным источником энергоресурсов в среднесрочном будущем.</p><p>Мировые ресурсы нефти и газа еще далеки от истощения. По оценкам ИНГГ СО РАН [Конторович, 2009], наиболее вероятным можно считать, что:</p><p>— максимальная добыча нефти в мире будет достигнута в 2020—2030 гг.;</p><p>— максимальный уровень добычи нефти в мире будет составлять 4.6—4.8 млрд т/год;</p><p>— главными районами добычи нефти в море будут бассейн Персидского залива, Западная Сибирь, Восточная Сибирь; будет активно формироваться нефте- и газодобывающая промышленность на шельфах Северного Ледовитого океана.</p><p>Около 70% запасов углеводородов России находится в Баренцевом и Карском морях.</p><p style="text-align:center;"> <img border="0" src="http://proatom.ru/img14/arktica.jpg" alt="" style="margin:5px;" /> </p><div style="text-align:center;"></div><div><p style="text-align:center;"><em>Рис.1. Распределение начальных суммарных ресурсов по акваториям России.</em></p><p>Геолого-геофизическая изученность осадочных бассейнов на шельфах морей Северного Ледовитого океана крайне низкая, что затрудняет оценку ресурсов нефти и газа в них. Лучше изучены осадочные бассейны западной части Российской Арктики в пределах Баренцева и Карского морей. На этих акваториях выполнен значительный объем геофизических исследований, пробурено несколько скважин, открыто 13 нефтяных и газовых месторождений. на российских шельфах и в глубоководных зонах Северного Ледовитого океана сосредоточено около 52 млрд т нефти и конденсата и около 90 млрд м3 газа.</p><div style="text-align:center;"></div><p style="text-align:center;"><em>Табл. 1. Характеристика геологоразведочных работ на арктических акваториях.</em></p><p> <img border="0" src="http://proatom.ru/img14/arktica_t.jpg" alt="" style="margin:5px;" /><span style="line-height:1.6;">По оценкам российских исследователей, доля нефти и газа в мировом потреблении первичной энергии в прогнозируемом временном диапазоне останется практически неизменной (53,6% в 2010 г. и 51,4% к 2040 г.). Не ожидают аналитики и радикальных изменений глобальной топливной корзины в среднесрочной перспективе: в ближайшие два-три десятилетия сохранится доминирование углеводородных ресурсов.</span></p><div><p>Серьезные изменения произойдут по отдельным видам углеводородного сырья: доля нефти в потреблении первичной энергии за этот период, согласно прогнозу ИНЭИ-АЦ, сократится с 32 до 27%, тогда как газ должен стать самым востребованным видом топлива в ближайшие тридцать лет — его доля в глобальном энергопотреблении возрастет с 21% в 2010 г. до 25% в 2040-м.</p><p>По мнению <a href="http://www.ipgg.sbras.ru/ru/person/ipgg-KontorovichAE">Алексея Эмильевича Конторовича</a>, академика РАН, председателя Научного Совета РАН по геологии и разработке нефтяных и газовых месторождений, Россия должна начинать штурм Арктики в ситуации, когда в геологическом отношении она изучена крайне слабо. Поэтому первая задача, которая стоит перед нами, - это изучить данный регион геологически, понять, где будут максимальные ресурсы нефти или газа, и в зависимости от потребности экономики, от потребностей мирового и внутреннего рынков ориентироваться на нефтеносные или газоносные регионы и участки.</p><p>Второе – мы приходим в Арктику, не имея технологий бурения, добычи и транспорта продукции. Позаимствовать эти технологии у более развитых в этом плане стран мы не можем, потому что этих технологий просто нет. В зонах развития многолетних льдов ни одна страна, включая Норвегию и Канаду, ещё не работала. Условия, в которых работает Statoil в Норвегии, и условия, в которых предстоит работать российским компаниям, отличаются принципиально, они на порядок сложнее. Придется создавать или партнерские, или свои отечественные (в случае продления санкций) технологии освоения этих ресурсов и разрабатывать своё оборудование. Для этого должна быть сформирована единая государственная программа, включающая все разделы – от геологии через оборудование к технологиям, которые должны иметь мощное научное сопровождение всех этапов. Без такого объединения, растащив финансы по отдельным компаниям, данную проблему не решить. Государственные компании должны быть объединены, и работать вместе друг с другом.</p><p>Здесь на первый план выдвигается наука. Не только фундаментальная, но и прикладная очень высокого класса. Проект по освоению ресурсов нефти и газа Арктики сравним с атомным или космическим проектами. В тех проектах также впереди шла наука, которая очень быстро переходила в инженерные технические решения. Здесь должен быть реализован такой же подход, и использован опыт, который имеется у нашей страны в реализации стратегически важных проектов. Нынешнее российское законодательство во многом будет не помогать, а мешать реализации этой программы. Поэтому и законодательный элемент должен быть приведен в соответствие. </p><p>Топливно-энергетический комплекс в целом и его главная часть – нефтегазовая на большую часть XXI в. сохранят свои позиции. Но сырьевая база будет ухудшаться. У России есть перспективы. Таких прорывных, глобального уровня проектов только два: это освоение ресурсов Арктики, и второй – освоение ресурсов нефти Баженовской свиты в Западной Сибири. За всю историю нефтяной промышленности в Западной Сибири мы добыли около 11 млрд т нефти. По самым скромным оценкам и наших, и иностранных экспертов, там будет не менее 20 млрд т, а по  оптимистичным оценкам - 50 млрд т. Западная Сибирь с такими ресурсами и по нефти, и по газу встанет в один ряд с бассейном Персидского залива. Это два супергиганта мира. </p><p>Если мы упустим момент, и будем рассчитывать только на заимствование науки и технологий, мы проиграем это сражение. Это приоритетные направления развития нашей экономики, которые позволят нефтегазовому комплексу сохранить роль локомотива, и, во-вторых, поддерживать нашу экономику.</p><p>Ни тот, ни другой проект откладывать на завтра нельзя. Это будет грубейшая ошибка. После войны, в значительно более тяжелых для страны социально-экономических условиях реализовывалось одновременно несколько гигантских проектов. Экономика России и сегодня может сделать это. Ничего откладывать на завтра нельзя. Всё надо делать быстро нашему сегодняшнему поколению.<br></p><div><p>Российский шельф характеризуется крайне низкой степенью геологической изученности — в десять раз ниже американского шельфа Чукотского моря и в двадцать раз ниже шельфа Норвегии. Без существенного повышения изученности шельфа крупных открытий не будет, а перспективы крупномасштабного освоения отодвинутся за 2030 год.</p><p>К настоящему времени на континентальном арктическом шельфе России государство выдало 107 лицензий, однако темпы работ по этим лицензиям явно недостаточны. Так, в 2008–2010 гг. на шельфе было пробурено 11 скважин и открыто четыре месторождения. Для сравнения: в Норвегии за тот же период было пробурено 110 скважин и сделано 44 открытия.</p><p>Параметрическое бурение является обязательным элементом региональных работ. К сожалению, сегодня нет ни одной параметрической скважины в северных областях Баренцева и Карского морей, в морях Лаптевых, Восточно-Сибирском и Чукотском. Наши знания о ресурсах Арктики могут существенно прирасти не только за счет совершенствования методов изучения шельфа, но, прежде всего, за счет обязательного выполнения программы параметрического бурения.</p><p>Подготовка на шельфах арктических морей России сырьевых баз для формирования новых центров добычи нефти и газа имеет стратегический характер, и будет играть очень важную роль в обеспечении национальной безопасности страны. В 1930-е гг. был создан Северный морской путь и его администрация. Именно «Главсевморпуть» организовал в эти годы поиски нефти на всей арктической территории Советского Союза. В настоящее время северные территории Западной Сибири (Ямало-Ненецкий автономный округ) — главный центр добычи природного газа в мире. Сегодня на повестке дня геологическое изучение и поиски месторождений нефти и газа на шельфах всех российских морей в Северном Ледовитом океане.</p><p>Это задача чрезвычайно сложная и инвестиционно емкая. Для эффективных поиска, разведки и разработки морских месторождений углеводородов на шельфах морей Северного Ледовитого океана потребуются принципиально новые научные решения, технологии, оборудование, транспортные средства. Освоение ресурсов нефти и газа на шельфах морей и в глубоководных зонах Северного Ледовитого океана — задача долгосрочная, связанная с большими геологическими и экономическими рисками, и требующая огромных инвестиций, которые будут давать весомую отдачу только через двадцать—тридцать лет. </p><p>Опыт последних десятилетий показал, что российские (да и западные) нефтегазовые компании крайне неохотно инвестируют геолого-разведочные работы и даже освоение новых уже открытых месторождений. С 1994 г. наша страна регулярно добывает нефти и газа больше, чем открывает новых месторождений. Объем инвестиций компаний недропользователей в геологоразведку необходимо увеличить в 6-7 раз. Необходим государственный план для решения всего комплекса задач и создание государственного органа для системного управления реализацией этой программы. Очень важно разработать программу подготовки специалистов с высшим и техническим образованием, а также рабочих для работы в условиях Крайнего Севера.</p><p>Добыча нефти и газа на арктических шельфах создаст для России возможности и в перспективе являться крупнейшим экспортером энергоресурсов на мировой рынок в условиях формирующегося в настоящее время нового энергетического порядка.<br></p><div><p><strong><em>Арктический шельф для подъема промышленности</em></strong><br></p><div><p>По мнению академика Е.П.Велихова (президента НИЦ «Курчатовский институт») задача освоения Арктического шельфа должна иметь статус общенациональной задачи. Когда создавалась советская авиационная промышленность, это было общенациональным делом от школы до заводов. Так же мы должны относиться и к освоению шельфовых месторождений Арктики.</p><p>Россия имеет огромный опыт развития отечественной промышленности, сильные научные, технические кадры.  Чтобы промышленность стояла на двух ногах, она параллельно должна решать задачи оборонные и общегосударственные. Мощная нефтяная промышленность, которая определяет экономику страны, и оборонная - должны быть вместе. Освоение арктического шельфа и есть такая задача, которую нельзя решать мелкими шашками. Очень важно не прерывать процесс, начатый с освоения шельфа на Сахалине, в Баренцевом, Карском морях. Отечественная промышленность продолжала активно в этом участвовать.</p><p>Когда в 1980-х гг. стало очевидным, что шельфы Карского, Баренцева морей имеют огромные запасы углеводородов, возникла мысль начать их освоение силами подводного атомного машиностроения, и «Севмаш» как никто другой не подходил лучше на роль первопроходца в этих работах. Я предложил идею диверсификации — при сохранении оборонного заказа создать новую энергетическую промышленность. Моими союзниками стали гендиректор «Севмаша» Давид Пашаев, президент «Газпрома» Рем Вяхирев, активно поддержал нас Виктор Степанович Черномырдин. Не буду вдаваться в подробности подковерной борьбы, но в итоге вышло распоряжение правительства о создании новой компании «Росшельф», куда вошли «Газпром», другие нефтегазовые компании и основные предприятия атомного подводного кораблестроения во главе с «Севмашем». В мае 1997 г. в Курчатовском институте состоялось учредительное собрание компании "Росшельф". Основными акционерами этой компании стали «Севмаш», «Газпром», Череповецкий металлургический комбинат и крупнейшее геологоразведочное предприятие страны "Архангельскгеология". Когда организовывался "Росшельф", мы создали РНЦ "Курчатовский институт", и сделали его независимым от министерств и ведомств. Благодаря этому и заказу «Газпрома» «Курчатовский институт» выжил. В результате деятельности "Росшельфа" уцелел и «Севмаш». Без строительства платформы, без вклада, который сделал «Газпром» в переоборудование мощностей предприятия, завод сегодня был бы другим. По указу Президента "Росшельфу" были выданы лицензии на освоение Штокмановского газоконденсатного и Приразломного нефтяного месторождений. Головным предприятием по строительству морских инженерных сооружений для освоения этих месторождений был назначен «Севмаш». В декабре 1995 г. на стапеле завода была заложена морская ледостойкая платформа "Приразломная", которая стала первым шагом к штурму Штокмана. На одном оборонном заказе крупнейшее судостроительное предприятие выжить бы не смогло. В создание платформы «Приразломная» были вложены большие интеллектуальные силы.</p><p>Объединение  двух направлений на предприятиях должны стать одним из основополагающих принципов возрождения нашей промышленности. Этот проект не дал погибнуть целой отрасли. Потребовалось масса рабочих рук, голов, возникли новые технологии, целые производства, — и всё это на российские деньги, усилиями отечественных специалистов. Дорога была долгая и трудная, но итог налицо: морская нефтяная ледостойкая платформа «Приразломная» уже успешно ведет добычу нефти на российском арктическом шельфе. Платформа гравитационная, ее вес — около полумиллиона тонн. Это уникальное технологическое сооружение, устойчивое против ледовых полей, с нее можно круглогодично производить бурение скважин, добычу, хранение, отгрузку нефти на танкеры — и всё это с полным автономным энергообеспечением и с максимальной безопасностью нефтедобычи.</p><p>В ближайшие 20 лет одному только «Газпрому» нужно 40 платформ для разработки месторождений шельфа Арктики и Дальнего Востока. Для Штокмана концерну понадобится 10 морских буровых установок. Создание морской техники для освоения шельфовых месторождений Арктики является приоритетом «Севмаша» в выпуске гражданской продукции. В перспективе завод готов к созданию крупных инженерных объектов для освоения Штокмановского газоконденсатного месторождения и модулей завода по сжижению природного газа для месторождения полуострова Ямал.</p><p>​Природные условия в Арктическом регионе весьма жёсткие и сложные. Должна быть развёрнута мощная научная программа, в том числе, наука необходима для разработки современных методов поиска новых месторождений. Степень освоения и поиска месторождений у нас пока недостаточны. Необходимо расширять традиционные и искать нетрадиционные способы, такие как использование беспилотных аппаратов, приборов космического эшелона. Всё это вместе должно быть объединено в национальную программу. Шельф Арктики мы должны осваивать так, как в своё время создавали авиационную, космическую, атомную промышленность. Для нашей страны это вопрос жизни и смерти.</p><p>В настоящее время применяются стационарные платформы, добывающие нефть и газ около берега с глубины до 20-25 метров.  В мире еще не существует технологий безопасной добычи нефти и газа на арктическом шельфе, плавучие платформы не безопасны в холодных морях. Несмотря на то, что российские технологии добычи не развиты в достаточной степени, а добыча полезных ископаемых на суше обходится в 2 раза дешевле, чем на шельфе, разработка северных месторождений  крайне важна с точки зрения геополитики, так как на природные ресурсы РФ претендуют и другие страны.<br></p><div><p><strong><em>Достижения и проблемы недропользователей</em></strong></p><p>Для того чтобы  выдавать задания отечественной промышленности, в том числе, судостроительной, необходимо представлять себе задачи, стоящие перед добывающими компаниями. Заместитель председателя правления ОАО «Газпром» В.А. Голубев рассказал о задачах, стоящих перед «Газпромом» в освоении шельфовых месторождений. В своей работе «Газпром» исходит из принципа балансового прогнозирования развития газовой отрасли. В распоряжении «Газпрома» сегодня 36 лицензий: это и Северный Ледовитый океан, и Охотское море, достаточно продвинутое месторождение на Азовском море. Освоение их находится в разной стадии. Например, на Киринском газоконденсатном месторождении (в Охотском море на северо-восточном шельфе о. Сахалин) в октябре 2012 г. был получен первый газ. В декабре 2013 г. получена первая нефть с Приразломного месторождения в Печорском море. В основном работы находятся на стадии геологоразведки. Каждый этап: геологоразведка - разработка проекта - проектная часть - обустройство, особенно в Ледовитом океане, составляет 4-5 лет. Таким образом, перспектива подхода к этапу эксплуатационного бурения – 15-20 лет, то есть к 2030-2050 г. С одной стороны мы имеем достаточное время, чтобы российская промышленность адаптировалась и сумела произвести необходимый объем морской и судовой техники, которая нужна на каждом этапе работы. Но на самом деле срок очень небольшой. Дело в том, что научный, инженерный, промышленный потенциал значительно утрачен по сравнению с тем, что было во времена Советского Союза. В 1975 г. СССР полностью сам строил полупогружные буровые установки. Сегодня мы вынуждены заказывать внешние сооружения в Южной Корее. А корпусные работы могли бы заказывать на Выборгском заводе, «Севмаше». Большая проблема с технологиями. Имея такие большие акватории и объемы производства, правильнее было бы организовать свою промышленность и обеспечить независимость от импортного оборудования.</p><p>Для воссоздания научного потенциала времени очень мало: это подготовка специалистов высокого уровня, проектных институтов. Заводы готовы выполнять проекты практически любого уровня, даже для обустройства подводного месторождения. Производственники сделают это при наличии техническое решение. Поэтому в первую очередь нужно заниматься кадрами.</p><p>График освоения у нас достаточно жесткий. На каждом месторождении существуют лицензионные сроки. И если в балансе газа Российской Федерации сегодня наблюдается определенный профицит (за счет крупных месторождений на Ямале, снижения потребления газа в России, Европе), эта ситуация может измениться в ближайшее десятилетие. Существующие месторождения выработаются. Объем потребления, который мы ожидаем, потребует введения в действие шельфовых месторождений. Значительно отодвинуть сроки их освоения мы не имеем права. В ближайшие 10 лет мы должны построить порядка 50 поисковых скважин и ещё порядка 30 скважин в случае получения положительных результатов. В ближайшие 5 лет большая работа будет вестись в Баренцевом море, огромный объем работ на шельфе Карского моря. Для каждой акватории нужен свой комплект техники. В течение 10 лет  мы должны ввести в действие 12 месторождений. Этого требует баланс газа по РФ. Уже должна отработать не только разведывательная техника, но и построены эксплуатационные платформы.</p><p>На Киринском мы применили подводное обустройство месторождения, хотя оборудование не российского производства. В 2011 г. началось освоение Приразломного нефтяного месторождения, расположенного в 60 км от берега на шельфе Печорской губы, закрытой льдом большую часть года (7-8 месяцев). В зимнее время температура воздуха достигает -50°С, а толщина льда - 1,6 м. Впервые в мире освоение месторождения в Арктике осуществляется с морской стационарной ледостойкой платформы гравитационного типа, построенной в России, и имеющей рабочую массу более 500 тыс. т (9 месторождений северного шельфа Аляски разрабатываются с искусственных островов, а норвежское месторождение Snohvit - с помощью подводного комплекса). Это накладывает на компанию-оператора особую ответственность за обеспечение безопасности окружающей среды. На Приразломном мы нарабатываем опыт работы в ледовой обстановке (8 месяцев). Платформа полностью автономна, может выполнять различные технологические операции, создавать комфортные условия для персонала, полностью обеспечивать экологические требования, имеется опыт отгрузки нефти танкерами с соблюдением экологических требований. </p><p>При обустройстве новых месторождений нас ожидает более сложная обстановка: рано (в конце ноября) встает постоянный лед толщиной до 70 см. Наиболее тяжелая ситуация возникает, когда начинается подвижка льда. Глубины здесь более значительные (до 300 м), чем на Киринском месторождении (90 м). Стационарная платформа стоять здесь не может, требуется техника с позиционированием точки бурения. </p><p>Науке важно понять принципы работы в таких условиях с тем, чтобы увеличить период для ведения добычных работ, и как создавать соответствующую технику. В ближайшей перспективе существующего количества ледоколов или мощных буровых судов будет недостаточно. А месторождение это крайне перспективное.</p><p>Из газовых компаний «Газпром» обладает самым большим собственным флотом. У нас есть полупогружные, самоподнимающиеся платформы, флот вспомогательных судов. Ещё 2 судна вводятся на Амурском судостроительном заводе для работы в Охотском море.</p><p>По тем месторождениям, которые мы должны освоить до 2030 г., в плановом порядке мы должны построить порядка 30 вспомогательных судов, порядка 10 платформ.  </p><p>Перед промышленностью стоят очень сжатые сроки. Нужны суда-трубоукладчики, кабелеукладчики, земснаряды, мощные краны. Эту технику вполне может производить российская промышленность. Такого количества  и класса судов, платформ, оборудования, которое нам необходимо, нет, не только на российском, но и на мировом рынке. Мы даже не сможем его зафрахтовать в случае необходимости. По нашему заказу «Крыловским ГНЦ» разработана линейка судов, которая может выполнять практически все вспомогательные функции. Они имеют специфическую конфигурацию, хотя и строятся на одном модульном варианте. Корпусные работы имеют серийный характер, а конкретное наполнение зависит от каждого месторождения.</p><p>Техническая документация заводам уже может быть предоставлена, чтобы работать по нашим заказам. Производственный план оценивается в 100 млрд руб. Мы готовы эти объемы законтрактовать, а судостроительные заводы получить в качестве предоплаты для реорганизации своего производственного потенциала.</p><p>Вторая задача – это создание национальной подводной сейсмики для обустройства месторождений. На Киринском месторождении необходимо обустроить дополнительно до 8 эксплуатационных скважин. На Южно-Киринском будет до 22 газовых скважин и 18 скважин – работающих на нефть. На Штокмановском месторождении 72 эксплуатационные скважины. И все они должны быть выполнены в подводном обустройстве. Для Ленинградского месторождения на шельфе Карского моря надо построить порядка 60 скважин. Заказ на этот ряд оборудования грандиозный. Ещё более масштабные площадки по геологоразведке, обустройству, добыче ведут наши коллеги из «Роснефти». В целом производственный заказ очень большой.</p><p>Работа на шельфе не может вестись успешно без качественного надежного берегового обеспечения. Пока мы имеем только Мурманскую базу, обеспечивающую работу в Баренцевом и Карском морях. В восточных морях ни инфраструктуры, ни береговой базы нет. Создание береговых комплексов обслуживания, погрузки-разгрузки судов также требует большого внимания промышленности с точки зрения их оснащения.</p><p>Общий вывод: мы как заказчики ждём от российской промышленности, от соответствующих министерств, наращивания научно-технического потенциала, без которого не имеет смысла говорить о создании отечественной техники. По судостроительной технике российские заводы имеют достаточный опыт. Ещё 10 лет назад на территории России не оставалось ни одного завода, который бы производил трубы большого диаметра. Самый крупный завод находился в Донецкой области. Одного только предоставления перспективных потребностей в трубах большого диаметра российским Выксунскому, Ижорскому и Волжскому трубным заводам, оказалось достаточно, чтобы эти заводы самостоятельно организовали производство трубной продукции. Сегодня наша страна обеспечена трубами большого диаметра в полном объеме по количеству и по сортаменту применяемой стали. Даже такие мегапроекты, как «Сила Сибири», надежно закрываются отечественной трубой. Используя этот опыт, можно точно так же выдать ориентировочные потребности в судах, платформах и морской технике судостроительной промышленности.<br></p><div><p>В 2010-2012 гг. в России был выдан ряд лицензий на большие участки северных акваторий ОАО «НК «Роснефть» (суммарно более 90 тыс. км2 в Баренцевом и Печорском морях и 128 тыс. км2 в Карском море). ОАО «Газпром» и ОАО «Новатэк» - на несколько меньшие по площади участки в Обской и Тазовской губах. В 2012 г. ОАО «НК «Роснефть» после приобретения 100% акций ЗАО «Синтезнефтегаз» и 50% акций ЗАО «Арктикшельфнефтегаз» фактически стала контролировать Адмиралтейский, Пахтусовский (11,3 тыс. км2) и Медынско-Варандейский (2,8 тыс. км2) участки. Таким образом, ОАО «НК «Роснефть» предстоит провести комплексные исследования и освоение 232 тыс. км2 высокоперспективных акваторий Арктики, что почти равно площади Великобритании.</p><p>Андрей Николаевич Шишкин, вице-президент «Роснефти», ответственный за локализацию этих процессов, уточнил потребности компании в арктической технике.</p><p>Крупнейший недропользователь на шельфе «Роснефть» имеет 44 лицензии с общим эквивалентом более 39 млрд тонн нефтяного эквивалента. Большое количество поисково-разведочных, добычных  платформ, морской техники для добычи и транспортировки нефти на сушу или транспортные суда, большое число судов обеспечения, - требует не только развития этой техники, но и её локализацию (некоторой техники - до 70%). В этих целях «Роснефть» развивает два больших кластера - по судостроению и по локализации морской техники. Большая современная верфь строится во Владивостоке, который имеет опыт по строительству судов и их ремонту. Второй кластер организуется в Мурманске на судоремонтном заводе. Он будет развивать строительство морской техники для добычи, в том числе, морские буровые платформы. Мурманский кластер является базой обеспечения наших арктических проектов. Добыча углеводородов в Арктике, разведочное бурение требуют мощной инфраструктуры. Одной - двумя базами здесь не обойтись. Должен быть создан целый набор баз снабжения, обеспечения, метеорологических, исследовательских станций. Вместе с партнерами из "ExxonMobil" мы создали Арктический научно-проектный центр (АНПЦ) шельфовых разработок, который занимается исследованиями ледовой обстановки, сейсмической разведки, экологических последствий воздействия на арктическую среду. Экспедиции последних лет дали серьезные результаты в области изучения ледовой обстановки. Стало ясно, какие технологии, и какая техника должны развиваться в первую очередь. В Карском море мы обнаружили впервые айсберги размером 70*70 м2, высотой 12 м и до 60 м в глубину, которые пропахивали наши Новоземельские участки. Очевидно, что такая информация должна учитываться при добыче и транспортировке нефти. АНПЦ изучает новые технологии, и адаптирует их применительно к территории РФ.</p><p>Береговая инфраструктура должна иметь большое число аэродромов подскока для вертолетов. Невозможно через каждые 14 суток возить бригады из Мурманска в Карское море. Здесь надо создавать особую зону развития. Технологии, которые будут использоваться в Карское море, более жесткие по сравнению с технологиями в Баренцевом, Печорском, Северном  морях. Температуры здесь от минус 50оС. Важно выйти не на 60 суток открытой воды, а обеспечить возможность добычи круглогодично. Именно такие технологии должны быть локализованы.</p><p>Знаковым событием в нефтяной отрасли РФ стала добыча первой нефти из пробуренной на Новоземельском участке 11 скважины «Университетская 1» – самой северной скважины России. Старт одному из наиболее амбициозных нефтегазовых проектов был дан 9 августа 2014 г. Это наша общая победа. Запасы углеводородов на дне Карского моря оцениваются примерно в 13 млрд тонн нефти и 8,5 трлн кубометров газа. Мы надеемся открыть новую Карскую морскую нефтеносную провинцию, которая, по оценкам экспертов, превзойдет по объему ресурсов такие нефтегазоносные провинции, как Мексиканский залив, бразильский шельф, и будет сопоставима с ресурсной базой Саудовской Аравии.</p><p>Возможности морской ресурсной базы России дают возможность организовать новые крупные нефтегазодобывающие центры. Для обеспечения крупных масштабов добычи необходимо создание специализированного технического оборудования, усиление геологоразведочных работ с целью опережающего прироста запасов нефти и газа в масштабах, которые смогут гарантированно обеспечить полное возмещение затрат на обустройство месторождений, формирование промышленной и транспортной инфраструктур. Суммарная величина издержек на реализацию региональных геологоразведочных работ, которые обеспечат расширенное воспроизводство и аккумуляцию запасов, необходимых для устойчивого развития нефтегазового комплекса страны после 2020 г., достигнут, по приблизительным расчетам, 30,3 млрд руб. за период до 2020 г. Общий доход государства от реализации предлагаемой стратегии может достигнуть приблизительно 105,0 млрд долл. В качестве косвенного дохода страны можно рассматривать инвестиции в развитие нефтегазодобывающей и транспортной инфраструктур, технологическое обеспечение и улучшение в связи с этим социально-экономических условий в приморских арктических и дальневосточных регионах.<br></p><div><p>Концентрация части этих запасов в месторождениях-гигантах (газоконденсатных – Штокмановском, Ледовом, Русановском и Ленинградском, газовом – Лудловском) существенно снижает удельные затраты на их освоение, что делает континентальные окраины Северного Ледовитого океана важнейшим резервом углеводородного сырья XXI в. Разведанные балансовые запасы составляют более 3 млрд т нефти и конденсата, порядка 4 трлн м3 газа, включая 2,8 трлн м3 в уникальном по запасам Штокмановском газоконденсатном месторождении. Сопоставимы по ресурсам в Карском море Русановское и Ленинградское месторождения-гиганты.</p><p>Балансовые запасы нефти Приразломного месторождения в Печорском море составляют 295 млн т, извлекаемые по тем же категориям – 75,3 млн т.</p><p>Шельфы морей России – это самый крупный в обозримой перспективе объект добычи углеводородного сырья.</p><p><strong><em>Состояние нефтегазовой отрасли на Арктическом шельфе</em></strong></p><p>С тем, что разработка Арктического шельфа требует единой государственной программы, согласен и заместитель министра энергетики РФ К.В.Молодцов. Ещё прошлом году мы не ожидали такой конкуренции за арктические моря и арктический шельф. Арктика становится территорией, которая всё больше интересует многие страны. В глобальном масштабе запасы Арктики являются долгосрочными и позволяющими решить энергетические задачи практически всего мира. Понятны действия зарубежных коллег, предпринимающих попытки ограничить усилия российских компаний в темпах освоения Арктики. Что мы реально можем сделать в нынешней ситуации?</p><p>В настоящий момент компании «Роснефть» и «Газпром» занимаются вопросами обустройства и освоения арктических месторождений. «Газпром нефть» бурится на Приразломном месторождении, «Газпромнефть-Сахалин» - на Долгинском месторождении в центральной части Печорского моря. «Газфлот» оказывает услуги по бурению на Охотском и Балтийском морях действующими платформами, буровыми бригадами, с использованием существующих технологий. В настоящий момент мы обладаем небольшим флотом буровых установок, полупогружных, самоподъемных платформ. Последние 5 лет этот флот обновляется в основном усилиями «Газпрома», «Газфлота». В среднем в 2013-2014 гг. мы бурили около 3-4 скважин (без учета Каспийского шельфа). В ближайшие 5 лет необходимо увеличить этот объема бурения.</p><p>Сохранение существующих темпов бурения может отодвинуть нас от сроков реализации задачи по увеличению запасов шельфа по нефти и газу  в те объемы добычи, которые ставятся государством в рамках генеральной схемы нефтяной и газовой отрасли на период до 2035 г. Но за счет консолидации усилий всех компаний и организаций на долгосрочной перспективе, темпы освоения арктических морей позволяют решить эту задачу в ближайшую пятилетку.</p><p>Благодаря бурению с морской ледостойкой стационарной платформы им. Ю.Корчагина («Лукойл-Нижневолжскнефть»), мы приобрели опыт работы в сложной ледовой обстановке. Мы имеем опыт бурения не только на глубинах 20-30 и до 50 м, но и опыт бурения на «глубокой воде» - на глубине более 137 м, которая является той зоной санкций, которые западные страны предъявили Российской Федерации. </p><p>В настоящий момент проекты «Сахалин-1», «Сахалин-2», реализуемые на шельфе Сахалина с участием иностранных компаний в рамках соглашения о разделе продукции, на 80% осуществляются российским персоналом. За период бурения: с 2008 до 2013-2014 гг., благодаря соглашению о разделе продукции российские специалисты прошли обучение и получили возможность использования своих навыков на других акваториях, других буровых установках.</p><p>Российские нефтяники-газовики используют также  опыт бурения на шельфе Вьетнама, осуществляемого компанией «Зарубежнефть», что также представляет собой трансфер знаний и технологий. Опыт буровых бригад, мастеров активно используется на буровых платформах «Газфлота» - «Полярная звезда» и «Северное сияние». Мы стартуем не с «чистого листа» и сумеем  справиться с очередным вызовом. </p><p>Сложная задача должна быть решена и по вопросам, связанным с геофизикой, разведкой и сейсмикой. Задача более глобальная, потому что связана с сейсмическим исследованием всех акваторий морей арктического шельфа. Более всего изучено Баренцево море, меньше Карское. Восточно-Сибирское, море Лаптевых, Чукотское море – изучены ещё меньше. Эти моря уникальные - практически с круглогодичной ледовой обстановкой. Способы их изучения требуют нового научно-технического решения, которое должна предложить наша наука. Россия обладает небольшим флотом, но его можно модифицировать и развивать. Важно, как будет решаться эта задача до 2020 г. Даже если объемы поискового и эксплуатационного бурения в следующем году будут чуть меньше, чем предполагалось ранее, стоящие перед компаниями задачи к 2020 г. мы сможем реализовать. Это позволит после 2020 г. вовлечь ресурсы шельфовых проектов нефтяных и газовых месторождений в активную разработку, что даст возможность реализовать задачу по увеличению объемов добычи нефти и газа РФ, которые ставятся российской властью.</p><p>В июне 2014 г. было подписано Распоряжение Правительства РФ № 987-р «О плане комплексного стимулирования освоения месторождений углеводородного сырья на континентальном шельфе РФ и в российской части дна Каспийского моря», определившее все меры поддержки и государственного стимулирования развития шельфа. Сейчас эта программа дорабатывается с учетом того, какие задачи должны быть решены по импортозамещению. В октябре 2014 г. были сформировали приоритеты по точечной поддержке проектов, связанных с бурением в глубокой воде и горизонтальному бурению скважин длиной более 5 км, с обустройством шельфовых месторождений с глубиной более 30 м. Важно определиться с адресной поддержкой машиностроителей, компаний по разработке программного обеспечения, которые решали бы задачи импортозамещения в кратчайший срок, с четко поставленными объемами бюджета. Каждый должен понимать степень своей ответственности и реализовать задачу с минимальными затратами.</p><div><p><strong><em>Проблемы судостроителей</em></strong></p><p>В свою очередь судостроители сетуют на отсутствие программы, в которой были бы сведены все потребности недроразработчиков Арктического шельфа. Директор департамента ВТС ОАО «Объединенной судостроительной корпорации» А.В.Дикий рассказал, что при анализе перспектив развития судостроения для Арктики, были собраны заказы от всех заинтересованных министерств и компаний, представившие некий срез того, что нужно построить до 2030 г. В соответствии с ним ОСК в год должна получать по 15 заказов. То есть по состоянию на 2014 г. судостроители должны были бы исполнять 45 заказов. За последние годы была построена платформа «Приразломная» (сдана в эксплуатацию в 2013 г.). На северодвинской "Звёздочке" построена буровая платформа "Арктическая" для работы в Карском море. Ведется строительство 3 дизельных ледоколов мощностью 16 МВт, 25 МВт-ный ледокол К-25 строится на Балтийском заводе, и там же - 60 МВт-ный атомный ледокол ЛК-60. В дальнейшем планируется строительство ещё 2 серийных атомных ледокола. Балтийский завод готов выпускать по 4 ледокола ежегодно. </p><p>Но имеющийся портфель заказов не соответствует тому, что мы должны будем сделать в будущем. Запущен проект по строительству мощной судоверфи «Звезда» в Приморье под арктические проекты с тем, чтобы уже в 2016 г. начать спускать корабли. ОСК в этой компании имеет небольшой пакет акций. Большая кооперация у Выборгского судостроительного завода. Но это не идет в сравнение с тем, какие заказы мы должны были получать по годам. Важна не только подготовка производства, но и подготовка самих судостроительных предприятий. Вытащить себя из болота за все точки сразу невозможно. Нам необходимо понимать, сколько, чего и в какие сроки предстоит построить, что должно быть внутри, то есть степень локализации оборудования, которое должно быть установлено на заказах. В таком случае мы могли бы заблаговременно вкладывать имеющиеся финансовые средства в судостроительные мощности, на которых будут производиться суда для Арктики. Заказчикам и исполнителям необходимо вместе сводить планы, для того чтобы уже сейчас общую стратегию преобразовать в конкретную программу с указанием сроков, номенклатуры судов. Если все заказчики придут потом в ОСК с деньгами, у нас не хватит мощностей для реализации их заказов.</p><p>Существует целый класс судов, которые Россия пока ещё не делала. Мы создаем рабочие группы, пытаемся понять уровень технических решений, которые удовлетворят конкретного заказчика, и разрабатываем программы строительства. Но для создания гигантского флота для освоения Арктики, нужна единая программа, реализующая совместную сетку наших движений. Я просил Морскую коллегию начать работать над этими документами. Введенные санкции, ударившие и по гражданскому судостроению, запрещают передачу технологий, чувствительных по геологоразведке, бурению в Арктике. Мы пытаемся найти иные формы сотрудничества, создать локализацию данного производства  у нас. Для того чтобы всё планируемое реализовать, надо садиться и вырабатывать четкий, понятный всем портфель заказов.</p><p><strong><em>Равнодоступность к шельфам морей </em></strong></p><p>Оптимизм вселяет эксплуатация нефтяного терминала Варандей (ОАО «Лукойл»), расположенного в 22 км от берега, недалеко от Приразломного месторождения. Терминал успешно работает с 2007 г. и способен отгружать до 12,5 млн т нефти в год, вывозимой круглогодично танкерами ледового класса. О морских проектах ОАО «Лукойл» рассказал вице-президент по геологоразведке Илья Эммануилович Мандрик.  </p><p>В Арктике компания «Лукойл» не работает. Но этой компанией был построен нефтеотгрузочный терминал на побережье Баренцева моря. К его строительству привлекались в основном иностранные компании. «Лукойл» имеет большой опыт работы на Каспии, в Азовском море, в зарубежном секторе Черного моря, работали во Вьетнаме, сейчас - в Западной Африке. У нас большой опыт геологоразведки морских проектов. С 2004 г. ведется добыча на Балтийском море. В 2010 г. было запущено нефтегазоконденсатное месторождение им. Ю. Корчагина в северной части акватории Каспийского моря в 180 км от Астрахани. В конце 2015 г. планируем запустить месторождение им. В. Филановского (на Каспии) с максимальной добычей около 6 млн тонн. </p><p>Для нашей компании важен вопрос равнодоступности к шельфам морей, в том числе, арктических. В 2008 г. был принят закон, который ограничивает этот доступ. Мы ратуем за то, чтобы круг недропользователей не был случайным. Выступая за либерализацию доступа к арктическому шельфу, «Лукойл» предложил ввести понятие «национальная компания». Российские власти рассматривают возможность внесения изменений в законодательство в этой части.  Это способствовало бы устойчивому развитию Арктики. Для того чтобы развивались технологии, должны быть заказчики. Чем их больше, тем лучше. </p><p>Объем инвестиций, нужных для освоения арктического шельфа России, составляет до 500 млрд долл. до 2050 г. Российские власти создают условия для привлечения инвестиций со стороны как зарубежных, так и российских компаний. Сейчас разрабатывать месторождения на российском шельфе имеют право только компании, где государству принадлежит более 50 % капитала и с опытом работы на шельфе не менее пяти лет. Пока этим условиям отвечают только “Газпром” и “Роснефть”. Зарубежные фирмы могут добывать нефть и газ в российской Арктике только как партнеры отечественных госкомпаний. </p><p>Важнейшим вопросом в Арктике является геологоразведка. Идея создания условий для сейсмической съемки 2D, 3D могла бы быть толчком для развития геологоразведочных работ. Лицензии на геологоразведочные работы на Балтийском море мы получили более 8 лет назад. И только в 2014 г. в рамках контракта с компанией «Газфлот» пробурили вторую поисковую скважину. Остальные мощности, существующие в стране, были зафрактованны. На Балтике уже разрабатывается месторождение Кравцовское (Д6) - месторождения для поддержания стабильной добычи.<br></p><div><p>За срыв добычи нефти на шельфе Правительство хочет штрафовать компании. Министерство природных ресурсов предлагает ввести экономические санкции для</p><p>компаний, срывающих сроки начала добычи нефти на шельфовых месторождениях. Чиновники Минприроды предложили применять для этих структур экономические санкции вместо отзыва лицензий за невыполнение обязательств по объёму геологоразведки и ввода месторождений в разработку. Санкции касаются отмены льгот по налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на срок задержки добычи нефти или газа на месторождении.</p><p><strong><em>Геополитика</em></strong><br></p><p>Быстрые климатические изменения в Арктике способствуют организации в обозримом будущем стабильной морской навигации в этом регионе, экономические выгоды от которой очевидны. Этот обширный регион Земли в самом скором времени обречен стать объектом горячих международных разборок. В Арктике сталкиваются интересы многих стран. Идёт борьба за контроль над её недрами. Тем не менее, экономическое сотрудничество и конкуренция, базирующиеся на использовании передовых технологий и ресурсов таких игроков, как ExxonMobil, Royal Dutch Shell, BP, Statoil, Eni, Total SA, Chevron и ConocoPhillips, российских компаний ОАО «НК «Роснефть» и ОАО «Газпром» могут создать предпосылки для эффективного освоения этого региона. Даже если спрос на арктические углеводороды станет ощутимым только через десять-двадцать лет, уже сейчас надо начинать их осваивать, иначе нас ждет проигрыш в стартовавшей международной арктической гонке. Всем приарктическим державам необходимо заблаговременно позаботиться об обеспечении своего присутствия на этом плацдарме - разведывать арктические ресурсы, осваивать новые технологии и готовить специалистов-профессионалов, чтобы, когда возникнет острая потребность в этих колоссальных резервах, мы были во всеоружии.</p><p>Реализация нефтегазовых проектов способна вовлечь в работу ключевые отрасли промышленности, ускоренное развитие которых послужит локомотивом для других смежных отраслей. На определённом этапе начнут действовать мультипликативные эффекты, стимулирующие экономический рост. В промышленном производстве создаётся основной объём валового внутреннего продукта. Кроме того, индустриальное развитие определяет технический уровень других отраслей народного хозяйства и социальной сферы, и, следовательно, положительная динамика промышленности предопределяет состояние общественного развития.</p><p><strong><em>Системный инжиниринг в программе освоения Арктического шельфа</em></strong></p><p>А.В.Дутов, заместитель министра промышленности и торговли (МПиТ), акцентировал внимание на необходимости системного инжиниринга в программе освоения Арктического шельфа.</p><p>До сих пор промышленники, выпускающие нефтегазовое оборудование, судостроители, недропользователи существовали отдельно. Сегодня требование системного инжиниринга таково, что услуга, которую покупают нефтяники-газовики, должна быть системной. Невозможно создать хорошую технологию, не зная её место в общем процессе. Промышленность должна консолидироваться и продавать готовый продукт. Если это морская платформа, то она должна быть полностью укомплектована. Если это судно для сейсморазведки, значит должно продаваться не только судно, но и весь комплект оборудования должен быть уже установлен. Фрагментарность продуктов-услуг это принципиальная ошибка при реализации подобных задач. МПиТ вырабатывает меры поддержки для консолидации усилий разных направлений промышленности.</p><p>На сегодняшний день требуется огромный объем геологоразведки. Технологии, которые применяются в геологоразведке, пришли из ВПК. Сегодня эта связь утеряна. Мы пробуем восстановить эти связи - технологии ВПК для геологоразведки. Министерством принято решение трансформировать ФЦП «Развитие гражданской морской техники» в более комплексное решение - разработку конечного продукта – технологии. Ещё одной мерой поддержки могла бы стать государственная сертификация нефтегазового оборудования с тем, чтобы иметь свои стандарты, не ориентированные на стандарты иностранных партнеров, для использования их при тендерах нефтяными и газовыми компаниями.</p><p>Необходима консолидация внутри отрасли и между отраслями. Мы выступили инициаторами создание саморегулирующей организации между нефтегазовиками и промышленниками, которые могут создать такие стандарты.<br></p><div><p>В концепции развития российской экономики надо предусматривать формирование и реализацию крупных проектов. В советское время благодаря крупным проектам была обеспечена целенаправленная деятельность по изменению структуры экономики, ее развитию. Через такие проекты была решена задача создания мощной нефтяной промышленности Урала и Поволжья, где всего за  25 лет были созданы мощности по добыче 219 млн т нефти  и по переработке 170 млн т. Вопросы решались параллельно: и геология, и бурение, и строительство промыслов, трубопроводов, городков, энергетики, дорог. Благодаря комплексному подходу удалось все это сделать  за 25 лет.</p><p>​Второй крупный проект – это Западно-Сибирский нефтяной проект. За 23 года, также благодаря комплексности, удалось создать мощности на 409 млн т нефти. И еще более грандиозный проект – Тюменский газовый проект, где за 18 лет удалось создать мощности по добыче 576 млрд м3 газа – примерно столько же мы добываем сегодня. Выйти на добычу 1 трлн м3 газа в год можно было ещё в 1994 г.</p><div><p>В завершении обсуждения проблем развития Арктического шельфа на форуме «OFFSHORE MARINTEC RUSSIA» (октябрь 2014 г.) Е.П.Велихов поднял тему использования атомной энергетики в Арктике. Россия единственная страна, которая по-настоящему использует атомную энергию в Арктике. Это имеет большое техническое и экологическое значение, с точки зрения защиты окружающей среды. На платформу «Приразломная», где требуется 70 МВт на электростанции, возят мазут. Целесообразнее было бы на время пуска подвезти туда ПАТЭС. </p><p>Мы должны учитывать и природные факторы. В Арктике нет ни цунами, ни землетрясений, ни тайфунов. Платформа «Приразломная» из-за разницы температур воздуха и воды не обледеневает. Это тоже подарок природы. Существует ещё много весомых факторов, пока нами не используемых, которые позволяют оптимистично смотреть на нашу конкурентоспособность в Арктике.<br></p><div><p>P.S. 23 марта с.г. в Москве состоялась ежегодная конференция «Шельф России», отметившая в этом году десятилетний юбилей. На основании экспертного голосования победителем в номинации «Технологический прорыв года» была признана компания «Морская арктическая геологоразведочная экспедиция» за успехи экспедиции в освоении арктического шельфа России в 2014 г. Специально для проведения геологоразведочных работ была внедрена «Технология подледной сейсморазведки» с использованием разработанного компанией устройства ледовой защиты [http://www.b-port.com/news/item/150073.html#ixzz3VHGEBYtG]</p><div><ol><li> <span style="line-height:1.6;">Источники, использованные при подготовке материала:​</span><span style="line-height:1.6;">Ю.П.Баталин, Что может дать шельф арктических морей для развития экономики России, Союз производителей нефтегазового оборудования, 2008 г. </span><br></li><li> Выступления специалистов на форуме «OFFSHORE MARINTEC RUSSIA»,  Санкт-Петербург, октябрь 2014 г.& </li><li> А.Э. Конторович и др. Геология, ресурсы углеводородов шельфов Арктических морей, Геология и геофизика, 2010, т.51, №1 </li><li><p>Интернет-сайты по данной тематике<br> </p></li></ol><p>Обзор подготовила Т.А.Девятова​</p></div></div></div></div></div></div></div></div></div></div></div></div></div></div></div></div>новости и событияПроект, равный атомному<tags><tag>og:description</tag><value>​​Работы по организации морской добычи углеводородов начались ещё в Советском Союзе. На Каспии были развернуты работы по бурению и добыче нефти с эстакад. Главным инициатором развития этого направления был С</value><tag>og:image</tag><value>http://news.sbras.ru/ru/NewsPictures/arctika.jpg</value></tags>

 Источники

 

 

ИНГГ СО РАН

Проект, равный атомному
PRoAtom (proatom.ru)   24.03.2015 18:00:00

 Видео

 

 

 

 

 Файлы

 

 

 Новости

 

 


О проведении конкурса на соискание медалей Российской академии наук с премиями для молодых ученых России и для студентов высших учебных заведений России в 2019 году
III школа молодых учёных "Новые каталитические процессы глубокой переработки углеводородного сырья и биомассы"
В ИНГГ СО РАН дали прогноз нефтегазоносности Герасимовского месторождения (Томская область) в контексте применения новых технологий бассейнового моделирования
Конкурс 2019 года на лучшие проекты фундаментальных научных исследований, выполняемые ведущими молодежными коллективами («Стабильность»)
Пресс-конференция «Новые исследования и находки пещеры «Таврида»
В ТПУ прошли конкурсы «Лучший студент» и «Лучший аспирант»
Научно-практическая конференция "Использование фрактального анализа для разведки и добычи углеводородов"
X Тюменский нефтегазовый форум (ТНФ 2019)
Конкурс 2019 года на лучшие проекты фундаментальных научных исследований, проводимый совместно РФФИ и Японским обществом продвижения науки
Новосибирские ученые планируют сотрудничать с РГО и расширить число площадок проекта «Контурная карта»