DispForm.aspx24.03.2014 17:00:00Глава ФАНО объяснился с учёными<p><span class="lead">Более 1000 учёных, представляющих полсотни российских городов, собрались на конференцию научных работников РАН, прошедшую 25 марта в Физическом институте им. Лебедева. Поводом для столь масштабной консолидации стала встреча сразу с тремя крупными руководителями науки – главой Федерального агентства научных организаций (ФАНО) <strong>Михаилом Котюковым</strong>, директором Российского научного фонда (РНФ) <strong>Александром Хлуновым</strong> и президентом РАН <strong>Владимиром Фортовым</strong>. Обсуждали вопросы о новом уставе РАН, вероятность сокращения научных сотрудников, возрастные ограничения для завлабов и многое другое. Разговор состоялся, но неопределённость по многим аспектам научной реформы не исчерпана.</span></p><div align="center"><span class="picb"><img alt="Михаил_Котюков" src="http://www.strf.ru/Attachment.aspx?Id=62915" style="margin:5px;" /> </span></div><div align="center"><span class="picb">Михаил Котюков </span></div><br><p>Спикеры конференции утверждают, что новая система организации фундаментальной науки в стране окончательно не сформирована, наука переживает некий переходный период, после которого для нее должен наступить новый этап развития. Наверное, поэтому они так и не смогли дать четкие ответы на многие вопросы, которые им задавали представители научного сообщества.</p><p>В частности, по финансированию объединённой академии наук, бюджет которой, вернее три бюджета – РАН, РАМН и РАСХН – на 2014–2016 годы формировался до того, как появилось ФАНО.</p><p>Вот как эту тему прокомментировал Михаил Котюков:</p><p>«Сейчас с президентом РАН Владимиром Фортовым предметно общаемся по этому вопросу, и часть средств друг другу перераспределяем. Госзадание формирует и утверждает ФАНО, но от институтов был приложен план научно-исследовательской работы институтов. Эту практику не считаю неэффективной. Надо сохранить такое взаимодействие и дальше. Я за то, чтобы это было максимально прозрачно для всех участников системы».</p><p>Глава ФАНО также попытался развеять опасения учёных, что базовое финансирование разных институтов будет сокращено в зависимости от результатов оценки их научной деятельности. Но за неимением времени (стоит отметить, что все спикеры подгоняют и себя, и выходящих к микрофону учёных, объясняя это тем, что слишком много поступает вопросов), сразу перешёл к дискуссии по разрабатываемой системе оценке организаций. «Считаю, этот процесс должен проходить в тесном взаимодействии с учёными, – отметил Михаил Котюков. – При этом нужно минимизировать избыточную нагрузку на коллективы, чтобы по много раз не требовать от них тот набор информации, который уже есть в каких-то данных. Также, на мой взгляд, система оценки не может быть основана только на наукометрических показателях, они должны сочетаться с экспертными заключениями. Об этом же договорились на совете при президенте в конце прошлого года. Вопрос: как отобрать экспертов. Эти вещи нужно обсуждать и встречаться многократно, чтобы найти оптимальную конструкцию». Михаил Котюков также заявил, что не видит реальной возможности перенести оценку научной деятельности на уровень лабораторий, по той причине, что это невыполнимая по объёму работа. Научных институтов, подведомственных ФАНО, несколько сотен, а научных подразделений будет на порядок больше.</p><p>Ещё один непраздный вопрос – уставы РАН и институтов, перешедших от академий к ФАНО. Отвечая на него, Михаил Котюков апеллирует к базовым российским законам, в частности, о федеральном бюджетном учреждении, и, как настоящий финансист-администратор, говорит, что в первую очередь в этом году возьмет на контроль приведение всех основных документов в соответствие с российским законодательством. По его словам, типового устава учреждений пока нет (ученые рассчитывали, что уже на этой конференции они будут обсуждатьподготовленный ФАНО типовой устав институтов), его разработку агентство планирует проводить совместно с институтами.«Мы сформировали рабочую группу на основе региональных центров. Они будут связующим звеном. Будем продолжать разрабатывать конкретные положения, которые могут стать примером такого устава», – поясняет Котюков.</p><p>Президент РАН Владимир Фортов выражает особую озабоченность подготовкой устава Российской академии наук, которая в связи с реорганизацией оказалась перед необходимостью серьёзно пересматривать базовые принципы работы. По словам Фортова, устав подготовлен, но правительство его может не утвердить, и эта перспектива его совсем не радует. «Если наш устав отклонят, то РАН останется вне правового поля и вне закона. Мы получим один из вариантов устава, разработанного либо Минобрнауки России, либо Минэкономразвития России. Оба устава – копии того документа (первоначальной версии законопроекта о реорганизации государственных академий наук, – ред.), против которого мы боролись этим летом, – говорит Владимир Фортов. – Сейчас противодействие идёт по нескольким направлениям. Один вектор – от нас требуют убрать из устава норму, по которой академия наук может заниматься наукой. Мы против этого категорически возражаем. Будем опираться на закон об академиях, который был все-таки принят. В нем есть нормы, которые позволяют РАН сохранить контроль над институтами, процедурой назначения директоров, формированием научно-технического задания институтов. Второй вектор: нам предписывают одноступенчатую систему выборов. Всех членкоров рекомендуют перевести в академики, итого расширив академический корпус до 2000 человек. Целесообразность этого шага вызывает наибольшие сомнения. Наши предложения: сохранить позиции членкоров».</p><div align="center"><span class="picb"><img alt="Конференция_научных_работников_РАН" src="http://www.strf.ru/Attachment.aspx?Id=62916" style="margin:5px;" /> </span></div><br><p>Самих ученых, безусловно, больше всего волнует риск сокращений в институтах. Владимир Фортов признал, что тема чрезвычайно сложная, под управление ФАНО перешли 1007 организаций, большая часть которых научные институты трёх государственных академий наук – РАН, РАМН и РАСХН. Вместе с таким богатством в нагрузку агентству досталась «изношенность фондов, отсутствие оборудования, ничтожная зарплата научных сотрудников».</p><p>Можно ли из этих слов сделать вывод, что сокращения как числа институтов, так и сотрудников в институтах неминуемы? Скорее, да, чем нет, хотя напрямую это не прозвучало.</p><p>По этому вопросу немного высказался и Михаил Котюков, правда, в том ключе, что сокращение научных сотрудников не в его компетенции. «Ни один федеральный орган не утверждает штатное расписание, все решается непосредственно в институте подписанием локального акта», – сказал глава ФАНО.</p><p>Главный вопрос главе Российского научного фонда Александру Хлунову – о слишком строгом, по мнению ученых, требовании к потенциальному руководителю грантового проекта – для участия в конкурсе РНФ ему нужно предоставить не менее 28 оригинальных публикаций, вышедших за последние пять лет в журналах, индексируемых в базе Web of science. Александр Хлунов парирует: «Это нормальное требование. Мы посмотрели WoS – таких учёных в России не мало. Не нужно относиться к деятельности фонда как к волшебной палочке, которая решит все ваши проблемы. Мы деньги ни у кого не отнимали, нас не было, и такой вопрос вообще не стоял».</p><p>Положительно рассматривают спикеры вопрос о возможности продления жилищной программы для молодых учёных, и в целом взаимодействии ФАНО и РАН. Рассчитывают, что переход научных институтов в другую структуру не вызовет большого напряжения в научном сообществе, да и заметно, что сами ученые больше настроены добиваться взаимопонимания, чем обвинять новое руководство во всех своих бедах. Все отмечают, что диалог налаживается, и это отрадно. Хотя время от времени в зале слышатся упрёки в адрес Михаила Котюкова в том, что «он слишком молод и пока не очень разбирается в том, что ему поручено». </p><p>Конференция завершилась поздно, ближе к восьми часам вечера. Но главные члены президиума, конечно, покинули зал задолго до захода солнца. После их отъезда учёные ещё делились своими впечатлениями и опасениями и пытались выработать позиции по основным нерешённым вопросам. Иллюзий никто не испытывает, что все предложения будут приняты, но бездействовать научное сообщество не собирается, тем более что получило от руководства ясный сигнал о том, что его мнение будет как минимум принято во внимание. Кстати, у этой встречи была и драматическая нотка: в таком расширенном формате учёные из разных институтов и городов могут больше и не встретиться. На Общее собрание РАН, которое пройдет уже 27 марта, представители научных организаций, не имеющие академических званий, впервые за двадцать лет не приглашены. Новый формат академии этого не предусматривает. Ничего страшного в таком развитии событий, разумеется, нет (общие собрания РАН многие и раньше игнорировали и критиковали), но чувствуется, что многие ученые, да и сам президент академии Владимир Фортов воспринимают это как потерю былых завоеваний.</p><p>​<a href="http://strf.ru/"><span style="text-decoration:underline;"><font color="#0066cc"><strong>Σ</strong></font></span></a><strong> </strong><a href="http://www.strf.ru/authors.aspx?dno=38166"><strong><span style="text-decoration:underline;"><font color="#0066cc">Быкова Наталья</font></span></strong></a>                                      </p><p><a href="http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=221&d_no=77201#.UzTHtnmKCUk">http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=221&d_no=77201#.UzTHtnmKCUk</a></p><em><a href="/ru/Lists/NewsAndEvents"></a></em>DispForm.aspxГлава ФАНО объяснился с учёными<tags><tag>og:description</tag><value>Более 1000 учёных, представляющих полсотни российских городов, собрались на конференцию научных работников РАН, прошедшую 25 марта в Физическом институте им. Лебедева. Поводом для столь масштабной кон</value><tag>og:image</tag><value>http://news.sbras.ru/ru/NewsPictures/news.jpg</value></tags>

 Источники

 

 

 Видео

 

 

 

 

 Файлы