новости и события12.01.2021 12:00:00Индекс Гирша: ИЯФ СО РАН подвёл итоги работы в 2020 году<div style="text-align:justify;">Будущее «Академгородка 2.0» в Новосибирске так или иначе связано со СКИФ, а поэтому к одному из его «крёстных отцов» — Институту ядерной физики СО РАН им. Гирша Будкера — приковано особое внимание. О результатах, достигнутых в этом крупнейшем НИИ новосибирского Академгородка за 2020 год, рассказали его руководители. </div><div style="text-align:justify;"><br> </div><div style="text-align:justify;"><strong>Мышеловка для электронов </strong></div><div style="text-align:justify;"><br>Одна из главных задач, которые стоят сейчас перед ИЯФ, — создание оборудования для Сибирского кольцевого источника фотонов. И в первую очередь это компоненты инжекционного комплекса будущего СКИФ — источник электронов, линейный ускоритель, бустерный синхротрон и два транспортных электронно-оптических канала. Суть работы комплекса в следующем: электроны, «рождаясь» в источнике, поступают в линейный ускоритель (по-другому он называется линак), где ускоряются до энергии 200 МэВ, затем по электронно-оптическому каналу следуют в бустер, где разгоняются почти до скорости света, а их энергия достигает 3 ГэВ. После по второму каналу они поступают в накопитель — источник излучения. На изготовление этого комплекса и заключён первый контракт с институтом на 3,6 миллиарда рублей. Как рассказал директор института, доктор физико-математических наук, академик РАН Павел Логачёв, чертежи бустера переданы в производство. Именно магнитные элементы этого компонента — самая трудоёмкая часть работы. Тем временем линейный ускоритель уже строится<strong>.</strong></div><div style="text-align:justify;"><br> </div><div style="text-align:justify;"><strong>2021 год объявлен Президентом России Годом науки и технологий</strong></div><div style="text-align:justify;"><strong><br></strong> </div><div style="text-align:justify;">— Всё будет зависеть от графика финансирования. Аванс на 2020-2021 годы мы практически получили, но он не вполне достаточен для выполнения работ с максимальной скоростью. Сейчас работаем с Министерством науки РФ, чтобы ускорить этот процесс и снять риски задержек. Контракт на остальное оборудование (а общая сумма двух контрактов — 13,5 миллиарда рублей) пока находится в стадии подготовки, наш учредитель прикладывает все усилия, чтобы в феврале он был подписан и вступил в силу, — поясняет Павел Логачёв.</div><div style="text-align:justify;"><br>Напомним: запустить в работу первую очередь СКИФ из шести экспериментальных станций планируется в последний день 2023 года. Стоимость проекта оценивается сейчас в 37,1 миллиарда рублей. И сюда включены не только уникальное оборудование, которое по своей сложности не будет иметь аналогов в мире и над которым сейчас работают в Институте ядерной физики, но и весь комплекс зданий и сооружений этого проекта.</div><div style="text-align:justify;"><br> </div><div style="text-align:justify;"><strong>Точность — вежливость мезонов</strong></div><div style="text-align:justify;"><br>Тем временем хороших результатов учёным удалось достичь на двух действующих в институте коллайдерах — ВЭПП-4 и ВЭПП-2000. Правда, сами коллайдеры работали в 2020 году недолго: их пришлось остановить в конце марта, когда начался карантин. Но и за этот короткий срок коллайдеры снабдили учёных уникальной информацией, которая теперь обрабатывается. Касается она уточнения Стандартной модели — так называется теория, которая, по мнению учёных, наиболее точно описывает известный сейчас мир элементарных частиц. Однако и у этой модели тоже есть свои нестыковки. Например, отличие между рассчитанным и измеренным значениями аномального магнитного момента мюона, которое учёные не могут объяснить на протяжении десяти лет. Возможно, за этими плохо понятными «ненаучному» уху терминами кроется дверь в Новую физику и пересмотр Стандартной модели — но, чтобы её найти, надо сделать измерения этих значений как можно более точными. И на ВЭП-2000 удалось добиться этой точности в пределах 0,8%.</div><div style="text-align:justify;"><br>— Наш институт — единственное в мире место, где можно добиться такой точности измерений, — рассказывает заместитель директора института по научной работе, доктор физико-математических наук <strong>Иван Логашенко</strong>. — Одни коллайдеры намного хуже по точности, другие — слишком старые. Мы же в начале 2020 года смогли добиться самого высокого темпа набора данных за всю историю ВЭПП-2000. Правда, сделанные в разных группах измерения сечений рождения пары заряженных мезонов расходятся в несколько раз. А это значит, что вопрос об отклонениях от Стандартной модели остаётся открытым…</div><div style="text-align:justify;"><br>Кроме того, в 2020 году был поставлен мировой рекорд светимости (количества взаимодействий частиц, происходящих в единицу времени) на электрон-позитронном коллайдере SuperKEKB, который действует в Японии и в запуске которого одну из ключевых ролей играли специалисты ИЯФ.</div><div style="text-align:justify;"><br> </div><div style="text-align:justify;"><strong>Энергия будущего</strong></div><div style="text-align:justify;"><strong><br></strong> </div><div style="text-align:justify;">Ядерная энергетика — день сегодняшний, а термоядерная — это скорее XXII век, но готовиться к получению нужной людям энергии из синтеза лёгких ядер нужно уже сейчас. В Институте ядерной физики работают и над этим, проводя испытания на стенде инжектора нейтралов высокой энергии. С помощью стенда учёные собираются получить пучки атомов высокой энергии для нагрева плазмы в установках управляемого термоядерного синтеза. И в 2020 году им удалось получить пучок отрицательных ионов с энергией более 240 кэВ.</div><div style="text-align:justify;"><br>— Чтобы преодолеть электрическое и электростатическое отталкивание заряженных положительно ядер, нужна большая взаимная энергия, такое горящее вещество должно иметь температуру в миллионы и миллиарды градусов. Такую реакторную зону нельзя поместить в сосуды из какого-то вещества, поэтому сосуды предполагается делать из магнитного поля. Мы разрабатываем систему открытого типа в виде магнитных бутылок, её достоинство в том, что она позволяет наиболее эффективно использовать магнитное поле с максимальными температурами и открывает максимальную возможность работы с неисчерпаемым ресурсом, — говорит заместитель директора ИЯФ по научной работе, доктор физико-математических наук <strong>Пётр Багрянский</strong>.</div><div style="text-align:justify;"><br>Запуск первой очереди СКИФ из шести экспериментальных станций запланирован на 31 декабря 2023 года. Стоимость проекта — 37,1 миллиарда рублей.</div><div style="text-align:justify;"><br>Стенд создан по уникальной технологии — учёные уверены, что она позволит в поисках путей для получения термояда опередить конкурентов из других стран, которые ведут исследования в том же направлении. Дальнейшая работа будет идти в рамках федерального проекта, который включён в комплексную программу развития техники и технологий научных исследований в области атомной энергии, утверждённую Правительством РФ.</div><div style="text-align:justify;"><br> </div><div style="text-align:justify;"><strong>Бор против рака</strong></div><div style="text-align:justify;"><br>Но, наверное, самая ожидаемая сейчас из всех научных разработок ИЯФ — внедрение в практику технологий бор-нейтроннозахватной терапии (БНЗТ) для лечения онкологических заболеваний. Работает она так: в раковых клетках организма накапливают изотоп бора-10, потом на опухоль направляют поток нейтронов. Ядра бора поглощают нейтроны, происходит реакция, которая уничтожает поражённые клетки подчистую. Ничего подобного традиционными методами лечения раковых болезней добиться ещё не удавалось.</div><div style="text-align:justify;"><br> </div><div style="text-align:justify;">— 23 года назад была безумная идея: давайте сделаем то, что нужно, а не то, что умеем. Так появился новый тип ускорителя заряженных частиц специально для получения пучка с такой дозой энергии, которая нужна для БЗНТ. В этом году мы вылечили на ускорителе опухоли у трёх кошек и двух собак. А сейчас будем выводить протоны и получать пучок, которым можно уже лечить людей, — рассказывает старший научный сотрудник ИЯФ, доктор физико-математических наук <strong>Сергей Таскаев.</strong></div><div style="text-align:justify;"><br> </div><div style="text-align:justify;">Бор-нейтроннозахватная терапия способна каждый год помогать более чем двум миллионам людей, справляясь с большими опухолями груди, шеи и головы, глиобластомами мозга и другими онкозаболеваниями.</div><div style="text-align:justify;"><br> </div><div style="text-align:justify;">Клинические испытания по этой технологии на людях начнутся в 2021 году — но произойдёт это, увы, не в Новосибирске, а в госпитале китайского города Сямынь. Именно там сейчас идёт установка первого ускорительного источника нейтронов в целях БЗНТ, разработанного специалистами ИЯФ совместно с компанией TAE Life Sciences. Тем временем учёные продолжают думать над тем, как усовершенствовать технологию.</div><div style="text-align:justify;"><br> </div><div style="text-align:justify;">— Мы ведём работы по уменьшению размеров установки, чтобы она могла работать в любом госпитале. Достигли большей степени надёжности её работы, что важно для сокращения сеанса облучения. Нынешние параметры соответствуют более чем часовому облучению пациента, а в дальнейшем это время можно будет сократить до получаса и меньше, — поясняет научный руководитель направления «Плазма» доктор физико-математических наук <strong>Александр Иванов.</strong></div><div style="text-align:justify;"><br> </div><div style="text-align:justify;">По оценке учёных, БНЗТ способна каждый год помогать более чем двум миллионам людей, справляясь с большими опухолями груди, шеи и головы, глиобластомами мозга, метастазами меланомы и другими онкозаболеваниями. Дело за «малым» — построить во всём мире более тысячи центров БНЗТ, каждый из которых будет способен принимать за год полторы тысячи пациентов. Но…</div><div style="text-align:justify;"><br> </div><div style="text-align:justify;">Ещё пять лет назад ИЯФ при поддержке Новосибирского государственного университета предлагал отдать одно из зданий института под клинику БНЗТ. В дальнейшем институт пытался договориться о совместной работе с самыми разными государственными и частными структурами — от Национального медицинского исследовательского центра онкологии имени Н. Н. Блохина до Росатома и Фармстандарта. Но, как признаётся Павел Логачёв, в практическую плоскость никто из них так эти предложения и не перевёл. Однако учёные продолжают работать — а нам остаётся вспоминать поговорку о воде, которая рано или поздно, но сточит камень.</div><div style="text-align:justify;"><br> </div><div style="text-align:justify;">Виталий Соловов</div><div style="text-align:justify;"><br> </div><div>Фото: старший научный сотрудник ИЯФ Сергей Таскаев у нейтронного источника, на котором в ИЯФ отрабатывается технология бор-нейтроннозахватной терапии. П​редоставлено ИЯФ СО РАН</div><div style="text-align:justify;"> </div>новости и событияИндекс Гирша: ИЯФ СО РАН подвёл итоги работы в 2020 году<tags><tag>og:description</tag><value>Будущее «Академгородка 2.0» в Новосибирске так или иначе связано со СКИФ, а поэтому к одному из его «крёстных отцов» — Институту ядерной физики СО РАН им. Гирша Будкера — приковано особое внимание. О результатах, достигнутых в этом крупнейшем НИИ новосибирского Академгородка за 2020 год, рассказали его руководители</value><tag>og:image</tag><value>http://news.sbras.ru/ru/NewsPictures/MS/ИЯФ_итоги_2020.jpg</value></tags>

 Источники

 

 

ИНГГ СО РАН

Индекс Гирша
Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области (ведомостинсо.рф)   10.01.2021 18:00:00

 Видео

 

 

 

 

 Файлы