​Объединённый институт геологии, геофизики и минералогии
им. А.А. Трофимука СО РАН (ОИГГМ)

 

Академик Н.Л. Добрецов продолжил линию первого директора на повышение самостоятельности трех отделений ИГиГ и создал на их основе ассоциацию из нескольких институтов, объединенных давними традициями сотрудничества. В 1990 г. в Академии наук СССР появился крупный «научный комбинат» геологического профиля – Объединенный институт геологии, геофизики и минералогии (генеральный директор – акад. Н.Л. Добрецов).

В ассоциацию вошли институты: Геологии (директор – акад. Н.Л. Добрецов); Минералогии и петрографии (директор – акад. Н.В. Соболев); Геофизики (директор – чл.-кор. РАН С.В. Крылов). В 1997 г. из Института геологии выделился Институт геологии нефти и газа (директор – акад. А.Э. Конторович), который также стал частью ОИГГМ. Кроме того, в состав Объединенного института вошли КТИ монокристаллов (КТИ МК, директор – к.г.-м.н. Г.В. Букин) и Инженерный центр геофизического и экологического приборостроения (c 1994 г. КТИ ГЭП, директор – д.т.н. В.М. Грузнов).

ОИГГМ имел объединенный ученый совет, объединенные административные службы, в его составе действовали также несколько центров информационного и технологического сопровождения научных исследований: уникальный по комплексности методов Аналитический центр, Геммологический центр, Центр геоинформационных технологий, Центральный Сибирский геологический музей и собственное издательство. Совместно с иностранными партнерами ОИГГМ были созданы предприятия «Сибертех» и «Тайрус». Положительным моментом в деятельности Объединенного института стала централизованная работа вспомогательных подразделений, которая минимизировала административно-хозяйственные расходы [30].

Институт геологии был создан на базе двух отделений ИГиГ: петрологии, геохимии и рудных месторождений; стратиграфии, тектоники, литологии и осадочных полезных ископаемых. Он стал головным и самым крупным институтом в ОИГГМ.

В Институте геологии, объединившем специалистов широкой тематики и богатых традиций, определились несколько основных направлений исследований: геодинамика, напряженное состояние земных недр; изучение глубинного строения континентов и океанов; проблемы докембрия; осадочные бассейны; геология нефти и газа; проблемы магмообразования; уникальные и дефицитные минеральные месторождения; экологическая геология [31].

В процессе исследований удалось расшифровать структуру конвекционных течений в верхней и нижней мантиях Земли, на базе экспериментального и численного моделирования установить вероятную природу и энергетические характеристики мантийных плюмов, выявить связь между геодинамическими процессами и характером магматизма в истории Земли, определить главные рубежи в геологическом развитии планеты.

Под руководством академика Н.Л. Добрецова сформировалась научная школа по глубинной геодинамике. В рамках школы было установлено, что многие периоды образования крупных месторождений полезных ископаемых, в частности редкометалльных месторождений, алмазов и углеводородов, связаны с периодами активности мантийных струй. За цикл работ «Глубинная геодинамика» Н.Л. Добрецову вместе с коллегами присуждена Государственная премия РФ в области науки и техники (1997 г.). Заслуги Н.Л. Добрецова в развитии метаморфической геологии и исследовании минерально- сырьевой базы Урала и Сибири были отмечены Демидовской премией (1999).

Блестящие результаты по исследованию действия механизмов тектоники литосферных плит на ранних стадиях развития Земли опубликовал ученый с мировым именем в области геотектоники и геологии докембрия член- корреспондент РАН Ч.Б. Борукаев.

Получившее широкое признание учение о магматических и рудных формациях, основоположниками которого были академики В.А. Кузнецов и Ю.А. Кузнецов, успешно развивалось под руководством члена-корреспондента РАН Г.В. Полякова и нашло достойное место в новой геологической парадигме. Результаты фундаментальных работ широко использовались в практике геологического картирования и прогнозно-металлогенических работах в России, Монголии и Вьетнаме.

Нефтегазовое направление (академики А.А. Трофимук, А.Э. Конторович), палеонтология и стратиграфия (чл.-кор. РАН А.В. Каныгин, проф. Е.А. Ёлкин) обособились вскоре в самостоятельный Институт геологии нефти и газа (см. ниже).

Институт геофизики (ИГФ) организовали на базе отделения геофизики ИГиГ. В течение длительного времени междисциплинарные исследования в отделении велись под руководством члена-корреспондента АН СССР Э.Э. Фотиади и академика Н.Н. Пузырёва, оставившего яркие воспоминания об этом периоде [33]. Наибольшее развитие в ИГиГ получили сейсмические методы исследований, доминирующие при геофизических поисках месторождений нефти и газа. Геофизика была в институте тем интегрирующим звеном, которое позволяло обобщить данные, полученные геологами, геофизиками и геохимиками.

В новом Институте геофизики оформились три научных направления: внутреннее строение Земли, ее геофизические поля, современные геодинамические процессы; сейсмология и прогноз землетрясений; геофизика верхних (нефтегазоносных) оболочек Земли. Коллектив возглавил член-корреспондент РАН Сергей Васильевич Крылов, специалист в области геофизических (сейсмических) методов исследования земной коры и верхней мантии. После окончания Ленинградского горного института (1955 г.) он работал в геолого-разведочных организациях. В начале 1960-х годов С.В. Крылов связал свою судьбу с ИГиГ, в котором прошел все ступеньки служебной лестницы. Его научная деятельность – разработка методики глубинного сейсмического зондирования – позволила получить уникальную информацию о глубинном строении литосферы в районе трассы Байкало-Амурской магистрали [34].

В 1996 г. институт возглавил Сергей Васильевич Гольдин, специалист в области теории и практики геофизических (сейсмических) методов поиска и разведки нефтяных и газовых месторождений. После окончания Ленинградского горного института (1958 г.) он трудился в отраслевых геологических организациях, а с начала 1970-х годов окончательно определил местом своей работы Институт геологии и геофизики. С.В. Гольдин стал одним из создателей современной теории обратных кинематических задач для упругих волн, распространяющихся в неоднородных средах [35].

Успехи ученого в развитии общей теории преобразования сейсмограмм послужили основанием для избрания его членом-корреспондентом РАН (1991 г.) и академиком (1997 г.). За цикл трудов о газовых месторождениях Крайнего Севера Сибири он был удостоен Государственной премии РФ в области науки и техники (1998 г.). В честь основоположника научной школы по математической сейсмике академика С.В. Гольдина в Новосибирске был организован «Seminar of Society of Exploration Geophysicists» (2006 г.), главной темой которого стали математические проблемы обработки сейсмических данных и построения сейсмических изображений.

При С.В. Гольдине, а затем при М.И. Эпове, которому Сергей Васильевич досрочно передал бразды правления институтом (2004 г.), коллектив проводил фундаментальные исследования, связанные как с проблемами сейсмологии и прогнозом землетрясений, так и с областью геофизики, основанной на эффектах взаимодействия полей и вещества. Важной частью деятельности института стали прикладные исследования, которые были направлены на традиционные области – поиск и разведку месторождений полезных ископаемых, в первую очередь нефти и газа, а также на развитие геофизических методов широкого спектра – от предсказания землетрясений до мониторинга городских территорий.

Институт геологии нефти и газа (ИГНГ) был создан в 1997 г. на базе отделения осадочной и нефтегазовой геологии Института геологии ОИГГМ. В новом институте, опираясь на огромный опыт А.А. Трофимука по организации комплексных исследований в нефтегазовой области, выделили следующие научные направления: проблемы происхождения нефти и газа; минерально- сырьевые проблемы геоэкономики и геополитики; осадочные бассейны, их стратиграфия и палеонтология; ресурсы, динамика и охрана подземных вод.

Институт возглавил академик Алексей Эмильевич Конторович. После окончания Томского госуниверситета (1956 г.) А.Э. Конторович, физик по образованию, длительное время работал в СНИИГГиМСе [36], в конце 1980-х годов был заместителем руководителя этого института и одновременно – НПО «Сибгео». В Институте геологии и геофизики, а затем и в ОИГГМ А.Э. Конторович являлся заместителем Н.Л. Добрецова. Признанием вклада ученого в развитие теории нафтидогенеза, в научное обоснование и открытие нефтегазоносных провинций и месторождений нефти и газа в Западной и Восточной Сибири стало избрание членом-корреспондентом РАН (1990 г.), академиком (1991 г.), вручение Государственной премии РФ в области науки и техники (1994 г.), награждение Международной энергетической премией «Глобальная энергия» (2009 г.), общенациональной неправительственной Демидовской и другими премиями.

Под руководством А.Э. Конторовича институт работал над обоснованием открытия крупных месторождений нефти и газа в верхнем докембрии Сибирской платформы, впервые в мировой практике разработал критерии прогноза нефтегазоносности бассейнов с интенсивным проявлением траппового магматизма. Наряду с этим институт выполнял функции аналитического центра при разработке крупных программ общегосударственного значения, посвященных энергетической стратегии России, стратегии развития восточных регионов России в целом и Сибири в частности, подготовке закона «О недрах» и др.

Конструкторско-технологический институт геофизического и экологического приборостроения (КТИ ГЭП) под руководством д.т.н. Владимира Матвеевича Грузнова разрабатывал технологии экспрессного газоаналитического определения следовых количеств органических веществ в объектах окружающей среды; элементный анализ с использованием импульсных потоков нейтронов; экологические информационно-измерительные системы; волновые методы инженерной геофизики. В 1990-е годы широкое применение во многих отраслях страны нашла созданная в КТИ серия экспрессных портативных хроматографов «ЭХО» для обнаружения взрывчатых веществ или загрязнений в окружающей среде, не уступающих зарубежным образцам. За разработку этой серии сотрудники были удостоены премии Правительства РФ в области науки и техники (1997 г.).

 

* * * 

 

Несмотря на то что в каждом институте ОИГГМ определились собственные научные направления и лидеры, ассоциация действовала как единый организм, общую стратегию развития которого определяли объединенный ученый совет и генеральная дирекция во главе с Н.Л. Добрецовым. Их роль заключалась в координации исследований, разработке перспективных программ научного поиска, проведении единой кадровой политики, направленной на сохранение и развитие научных школ и поддержание необходимого квалификационного уровня кадров. В рамках ОИГГМ СО РАН в трудные 1990-е годы удалось сохранить потенциал не только научных, но и конструкторско- технологических организаций.

Среди проблем, которые Н.Л. Добрецову как генеральному директору ОИГГМ необходимо было решать, – завершение строительства лабораторно- производственного корпуса КТИ ГЭП, пополнение и обновление приборного парка и оборудования. В условиях снижения поступления средств из федерального бюджета был взят курс на усиление международного сотрудничества: создание российско-американско-таиландского предприятия «Тайрус» по производству синтетических изумрудов позволило привлечь средства для обновления инструментальной базы. Источниками пополнения бюджета ОИГГМ стали также гранты различных фондов и поступления по линии хоздоговоров с платежеспособными предприятиями.

В новых экономических условиях большое значение приобрел тот задел, который был создан в предшествующие годы. На основе имеющихся наработок в области изучения новых нетрадиционных типов месторождений золота и платины, происхождения алмазов и оценки перспектив алмазоносности в ОИГГМ выполнен прогнозный обзор алмазоносности России, составлен прогнозный анализ на перспективы поиска и разведки новых типов месторождений золота и платины. Теоретические работы по выяснению природы и оценке достоверности магнитотеллурических аномалий проводил Институт геофизики. Начался перевод в цифровую форму богатейшего материала глубинного сейсмического зондирования на территории Байкальской рифтовой зоны.

В 1990-х годах Объединенный институт активно включился в международные интеграционные контакты, реализацию различных программ и проектов. Приборный парк пополнили высокочувствительные аналитические установки, точные измерительные приборы, новое экспериментальное оборудование, автоматизированные станции и комплексы для изучения естественных физических полей в атмосфере и недрах Земли. Благодаря увеличению доли дополнительного финансирования, которая в 2000 г. превысила бюджетные поступления [37], институту удавалось поддерживать экспедиционную деятельность и отправлять «в поле» от 40 до 70 отрядов ежегодно.

В конце 1990-х годов ОИГГМ стоял на третьем месте по численности персонала в Сибирском отделении (1225 чел.), а по числу научных кадров (557) опережал институты Катализа и Ядерной физики. Потенциал высококвалифицированных кадров ОИГГМ (восемь членов РАН, 99 докторов и 299 кандидатов наук) оказался сопоставимым с потенциалом крупных научных центров СО РАН [38].

 

Это был период, когда на смену старшему поколению к руководству лабораториями пришли молодые доктора наук. Из их числа были сформированы ученые советы как ассоциированных институтов, так и Объединенного института. Среди институтов Сибирского отделения ОИГГМ отличался повышенной концентрацией ученых высшего звена – действительных членов и членов-корреспондентов РАН. В 1990–2000-е годы академиками стали С.В. Гольдин, А.Э. Конторович, В.В. Ревердатто, Н.В. Соболев, М.И. Эпов. Членами-корреспондентами были избраны В.А. Верниковский, А.В. Каныгин, Н.П. Похиленко, В.С. Шацкий. Из Якутского и Кемеровского научных центров СО РАН на работу в ОИГГМ перешли члены-корреспонденты РАН В.А. Каширцев и Г.И. Грицко.

В институтах ОИГГМ проводилась согласованная молодежная политика. В программе подготовки молодых ученых основной акцент был сделан на создание условий, способствующих профессиональному росту научной молодежи и закреплению их в штате института. Из централизованного фонда генерального директора на конкурсной основе ежегодно выделялись средства для оказания финансовой поддержки проектов временных творческих молодежных коллективов. При активном содействии Совета научной молодежи в ОИГГМ удалось создать локальную компьютерную сеть с выходом в Интернет. В трудных финансовых условиях изыскивались возможности решения жилищной проблемы молодых специалистов на основе долевого участия ОИГГМ, и особенно Института геологии нефти и газа.

В рамках интеграции с Новосибирским госуниверситетом поддерживался стабильный приток молодых специалистов, многие из которых продолжали образование в аспирантуре. Ежегодная численность аспирантов составляла 50–60 чел., выпускники аспирантуры, обладая высокой мотивацией к научному труду, старались как можно скорее защитить кандидатскую диссертацию. К концу 1990-х годов эта тенденция стала устойчивой: почти половину новоиспеченных кандидатов наук составляли лица моложе тридцати лет. Высоко оценила деятельность по подготовке молодых научных кадров комиссия Президиума СО РАН, проверявшая работу ОИГГМ в 1999 г. [30].

После ухода из жизни академика А.А. Трофимука (1999 г.) коллектив ОИГГМ сделал многое для того, чтобы сохранить память о выдающемся ученом и организаторе науки. Уже в 2000 г. именем А.А. Трофимука назвали Объединенный институт, в коллективе подготовили книгу очерков и воспоминаний «Главный геолог» (Новосибирск, 2002), организовали проведение регулярных конференций «Трофимуковские чтения». По инициативе Н.Л. Добрецова была подготовлена также оригинальная серия книг о соратниках А.А. Трофимука – А.Л. Яншине, В.Н. Саксе, Ф.Н. Шахове и др.; проведены научные конференции и симпозиумы, посвященные памяти выдающихся ученых – минералога В.С. Соболева, петролога Ю.А. Кузнецова, геофизика Э.Э. Фотиади.

Своеобразным подведением итогов уходящего века стала научная конференция «Роль геологической науки в освоении природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока», посвященная 275-летию Российской академии наук (1999 г.). Ее организаторами выступили Министерство природных ресурсов РФ и Сибирское отделение РАН. В телеграмме, которую прислал министр В.П. Орлов, подчеркивалось, что усилиями сибирских ученых «подготовлена научная база и высказан прогноз о наличии в Сибири больших запасов нефти и газа, угля, железных руд, золота и других полезных ископаемых» [39].

В начале 2000-х годов в ряде областей геологической науки – глубинная геодинамика, комплексный геодинамический анализ с использованием палеомагнитных данных, исследование рудно-магматических систем, проблемы образования алмазов, закономерности формирования месторождений нефти и газа и эволюция нафтидогенеза в истории Земли – институт занимал лидирующие позиции в России, а по некоторым – и в мире. В ассоциированном коллективе действовали девять научных школ, имеющих государственную поддержку.

В 2000-е годы были организованы крупные научные форумы, которые свидетельствовали о том, что сибирские ученые заняли важную нишу в кооперации международных исследований по ряду актуальных проблем. В немалой степени этому способствовала активная деятельность академика Н.Л. Добрецова на посту вице-президента, а затем президента (с 2002 г.) Ассоциации академий наук Азии (ААНА). Некоммерческая международная организация была образована с целью развития сотрудничества в области науки и техники и создания сети междисциплинарных контактов среди академий наук азиатских стран.

В 2001 г. в Новосибирске открылась Вторая Генеральная ассамблея ААНА, в рамках которой были решены многие координационные вопросы международного сотрудничества. В частности, намечены контуры взаимодействия Института геофизики ОИГГМ по важнейшим для Азии проблемам сейсмического риска и прогнозирования землетрясений. Это взаимодействие приобрело четкие очертания во время работы международной конференции «Проблемы сейсмологии 3-го тысячелетия», подготовленной Институтом геофизики СО РАН и Геофизической службой РАН (Новосибирск, 2003).

Заметным научным событием стала Международная конференция «Тектоника и металлогения Центральной и Северо-Восточной Азии», организаторами которой выступили Институт геологии ОИГГМ, иркутский Институт геохимии, Миннауки России и Геологическая служба США (Новосибирск, 2002). На конференции были представлены результаты завершающегося крупного проекта «Минеральные ресурсы, металлогения и тектоника Центральной и Северо-Восточной Азии» и определены перспективы нового международного проекта по глобальной оценке мировых запасов минеральных ресурсов [40].

В 2005 г. Институт геологии нефти и газа ОИИГМ организовал совместно с международными партнерами конференцию по девонской системе. Конференция собрала заинтересованных исполнителей проекта Международной программы по геологической корреляции «Девонские суша и море во взаимодействии: эволюция экосистем и климаты». В ее работе приняли участие около 70 чел., в том числе специалисты из Англии, Германии, Франции, США, Австралии, Польши, Чехии, Турции и Испании [41].

В 2000-е годы сотрудники институтов ОИГГМ участвовали в выполнении около пятисот проектов российских и международных фондов, более тридцати интеграционных проектов и программ. Н.Л. Добрецов руководил выполнением крупных общеакадемических программ «Глобальные изменения природной среды и климата» и «Происхождение и эволюция биосферы». В этих исследованиях главное внимание уделялось геологическим факторам, но вместе с тем процессам, происходящим не только в твердой Земле, но и в атмосфере, гидросфере, биосфере и техносфере.

В ОИГГМ выполнялся значительный объем хоздоговорных работ по заданиям органов государственной власти, субъектов РФ, заказам геологических организаций, нефтяных и горно-добывающих компаний. Поступления из внебюджетных источников составляли более половины общего объема финансирования [42].

Объединенный институт выполнил задачу по сохранению научного потенциала в кризисные годы. По мере стабилизации экономической ситуации в стране отпала острая необходимость в таких сложных ассоциациях. Дополнительным аргументом назревшей перестройки объединения стала реструктуризация научных учреждений, проводившаяся в Российской академии наук. Первые изменения в структуре ОИГГМ произошли в 2002 г., когда КТИ монокристаллов преобразовали в филиал Института минералогии и петрографии. В конце 2004 г. комиссия Президиума СО РАН по комплексной проверке деятельности ОИГГМ предложила рассмотреть вопрос о дальнейшем сокращении числа юридических лиц Объединенного института.

В конце 2005 г. Объединенный институт геологии, геофизики и минералогии им. А.А. Трофимука СО РАН прекратил свое существование. На основе потенциала ОИГГМ оформились два крупных института: Геологии и минералогии им. В.С. Соболева; Нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука.

 

ОИГГМ являлся ведущим научным центром не только страны, но и мира в важнейших отраслях научного знания в области наук о Земле. Многие сибирские ученые стали лауреатами престижных премий и наград, избирались почетными членами и руководителями международных и иностранных академий, почетными профессорами университетов, входили и входят в состав международных научных обществ, комитетов, редколлегий научных журналов.

Полувековая история Института геологии и геофизики СО АН СССР (Объединенного института геологии, геофизики и минералогии им. А.А. Трофимука СО РАН) еще ждет своего обстоятельного изучения, но и сейчас очевидно, что она займет заметное место в истории геологической науки Сибири и России. Краткое изложение истории геологической науки Сибири возможно через анализ деятельности научных школ.

Опыт геологов во главе с профессором М.К. Коровиным по изучению природных ресурсов региона, накопленный в Западно-Сибирском филиале АН СССР с 1944 г., оказался чрезвычайно полезным при определении стратегии поиска нефти и газа коллективом Института геологии и геофизики СО АН СССР. В новом крупном геологическом институте Сибирского отделения удачно объединились представители сибирской, в основном томской, научной школы и приехавшие из европейской части страны представители других научных школ.

Академик А.А. Трофимук явился основателем сибирской научной школы в области нефтяной геологии, традиции которой развивают академик А.Э. Конторович и чл.-кор. РАН И.И. Нестеров.

Получившее мировое признание учение о магматических и рудных формациях, основоположниками которого были академики В.А. Кузнецов и Ю.А. Кузнецов, продолжало успешно развиваться под руководством чл.-кор. РАН Г.В. Полякова.

Становление научной школы метаморфической петрологии связано с именами академика В.С. Соболева и его учеников, ныне академиков Н.Л. Добрецова, Н.В. Соболева, В.В. Ревердатто, создавших в дальнейшем собственные научные школы и направления. Под руководством академика Н.Л. Добрецова сформировалась научная школа по глубинной геодинамике, академик Н.В. Соболев является лидером научной школы алмазной геологии, академик В.В. Ревердатто – научного направления по динамике и кинетике метаморфизма с использованием математического моделирования. В рамках этих направлений выросли талантливые геологи – члены-корреспонденты РАН Н.В. Похиленко и В.С. Шацкий.

Особая роль в понимании геологического развития планеты принадлежит геотектонике. Школа сибирских тектонистов, сформированная академиками А.Л. Яншиным и Ю.А. Косыгиным, вырастила плеяду выдающихся геологов – членов-корреспондентов РАН К.В. Боголепова, Ч.Б. Борукаева, И.В. Лучицкого.

Направление палеонтологии и стратиграфии развивалось благодаря академику Б.С. Соколову, чл.-кор. АН СССР В.Н. Саксу и проф. А.В. Фурсенко. Эти традиции продолжали развиваться и обогащаться в коллективе под руководством чл.-кор. РАН А.В. Каныгина.

Школу сейсмики и разведочной геофизики исследований Сибири закладывали чл.-кор. АН СССР Э.Э. Фотиади и академик Н.Н. Пузырёв. В дальнейшем их развивали чл.-кор. АН СССР С.В. Крылов, академики С.В. Гольдин и М.И. Эпов, создавшие собственные научные школы и направления.

Сибирская геохимическая школа, во главе которой стоял чл.-кор. АН СССР Ф.Н. Шахов, затем чл.-кор. АН СССР Ф.П. Кренделев, органично сочетала фундаментальные исследования и прикладные работы по определению геохимических методов поисков и оценке месторождений редких элементов.

Традиции этих научных школ в Сибирском отделении РАН продолжают развивать коллективы Института геологии и минералогии им. В.С. Соболева и Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука.

Далее - Институт нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН (ИНГГ)