Институт геологии и геофизики СО АН СССР (ИГиГ)

 

Институт организован в 1957 г. в числе первых десяти институтов Сибирского отделения в Новосибирске. Это был первый в стране опыт объединения в одном научном учреждении специалистов основных направлений современной геологической науки. Инициатором и организатором института выступил член-корреспондент АН СССР Андрей Алексеевич Трофимук, известный специалист в области геологии и разведки нефтяных и газовых месторождений [1]. После окончания Казанского госуниверситета (1933 г.) он работал в системе нефтяной промышленности Башкирии и стал первооткрывателем крупнейших нефтяных месторождений, главным геологом Главнефтегазразведки. В середине 1950-х годов возглавлял Всесоюзный нефтегазовый научно-исследовательский институт [2].

Заслуги А.А. Трофимука как геолога-нефтяника (он был дважды лауреатом Сталинской премии I степени и Героем Социалистического Труда) говорили сами за себя. Тем не менее у него, как и у других претендентов на должности организаторов сибирской науки, состоялось собеседование с академиком М.А. Лаврентьевым. А.А. Трофимук убедил Михаила Алексеевича в том, что работа в Сибири привлекает его «большими перспективами открытия здесь крупных месторождений нефти и газа». М.А. Лаврентьев одобрил название будущего института, «то ли потому, что геология не может обойтись без физики, то ли потому, что замышлялся не ординарный, а комплексный институт, не имевший аналога» [3].Основатель ИГиГ СО АН СССР академик А.А. Трофимук

По более поздним оценкам, М.А. Лаврентьев, скорее всего, не планировал организацию в Новосибирске института геологического профиля, так как здесь уже действовал Институт геологии Западно-Сибирского филиала АН СССР и практически одновременно с новыми академическими институтами СО АН создавался крупный отраслевой Сибирский НИИ геологии, геофизики и минерального сырья (СНИИГГиМС). Однако предложенная А.А. Трофимуком концепция ИГиГ как центра, связанного с освоением важнейшего ресурсного потенциала Сибири на базе комплексных академических исследований, заставила М.А. Лаврентьева изменить свою точку зрения [4].

Оригинальную концепцию А.А. Трофимука по достоинству оценили в АН СССР. Академик Н.С. Шатский на общем собрании Отделения геолого- географических наук (март 1958 г.) особо подчеркнул, что «организация нового института идет комплексно – это институт не только геологии, но и геофизики, объединенный единым руководством. По мысли А.А. Трофимука, именно это единое руководство двумя дисциплинами должно принести пользу не только сибирской геологии, но, прежде всего, пользу геологии вообще» [5]. Участники собрания единодушно выдвинули кандидатуру А.А. Трофимука для избрания академиком.

Как крупный организатор геологических исследований, А.А. Трофимук хорошо представлял круг сильных специалистов, чья тематика была связана с проблемами Сибири и которые могли бы возглавить научные направления в новом институте. Он пригласил Владимира Степановича Соболева из львовского Института геологии полезных ископаемых АН Украины; Александра Леонидовича Яншина и Юрия Александровича Косыгина – из московского Геологического института АН СССР; позже – Николая Никитовича Пузырёва из московского ВНИИ геофизических методов исследований; из отраслевых институтов Ленинграда Владимира Николаевича Сакса, Бориса Сергеевича Соколова, Эпаминонда Эпаминондовича Фотиади. Одновременно велись переговоры с сибирскими учеными – братьями Валерием Алексеевичем и Юрием Алексеевичем Кузнецовыми, Феликсом Николаевичем Шаховым, Геннадием Львовичем Поспеловым, Игорем Владимировичем Лучицким и др.

В 1958 г. на первых выборах АН СССР по Сибирскому отделению академиками были избраны А.А. Трофимук, В.С. Соболев, А.Л. Яншин; членами- корреспондентами – Б.С. Соколов, Ю.А. Косыгин, В.Н. Сакс, Э.Э. Фотиади, В.А. и Ю.А. Кузнецовы, Ф.Н. Шахов [6]. В начале 1960-х годов на работу в институт приехал чл.-кор. АН Белоруссии А.В. Фурсенко. Эти ученые представляли комплекс геологических наук – тектонику, стратиграфию и палеонтологию, геологию горючих ископаемых, геологию рудных ископаемых и магматических формаций, петрологию, минералогию, геофизические методы исследований. Такого количества членов Академии наук не имел в то время ни один геологический институт в стране [7].

В 1958 г. в новый институт перевели сотрудников Института геологии ЗСФ АН СССР. В этом геологическом учреждении с самого начала его организации (1943 г.) работали такие известные специалисты, как М.К. Коровин, В.А. Кузнецов, А.А. Белицкий, Г.Л. Поспелов, Т.Ф. Возженникова, В.А. Николаев и др. Профессор М.К. Коровин обосновал прогнозы нефтеносности Сибири еще в середине 1940-х годов. На основе этих прогнозов руководители ЗСФ АН СССР добились в директивных органах проведения поисковых ис следований на территории Западно-Сибирской низменности задолго до организации СО АН СССР. Однако слабое финансирование филиалов АН не позволяло организовать исследования «широким фронтом» [8]. Опыт сибирских геологов и накопленные ими ранее знания о регионе оказались чрезвычайно полезными при определении стратегии поиска нефти и газа коллективом Института геологии и геофизики СО АН СССР.

Крупные ученые вместе со своими учениками и коллегами явились тем кадровым «ядром», вокруг которого началось формирование научных подразделений института. Главной опорой А.А. Трофимука в проблемах общей геологии неизменно оставался А.Л. Яншин; минералогии и петрографии – В.С. Соболев; теории рудообразования и закономерностей размещения рудных месторождений – В.А. Кузнецов; магматических формаций и петрологии магматических пород – Ю.А. Кузнецов; геофизики – Э.Э. Фотиади; геохимии – Ф.Н. Шахов; палеонтологии и стратиграфии – Б.С. Соколов.

Впоследствии академик Б.С. Соколов вспоминал: «…В подборе кадров соответствующих отделов и лабораторий нам была предоставлена полная свобода, но каждая кандидатура тщательно обсуждалась с Андреем Алексеевичем и, конечно, между нами; отдел кадров только оформлял соответствующие представления с резолюцией директора. Оценивались лишь научные и нравственные достоинства кандидата, партийность не имела значения» [9]. Поэтому в институте оказались ученые И.В. Лучицкий и Ф.Н. Шахов, чьи биографии с точки зрения партийной номенклатуры были небезупречными (первый находился в годы войны в плену, второй был репрессирован в начале 1950-х годов).

Коллектив ИГиГ вобрал лучших специалистов из отраслевых геологических учреждений страны, академических НИИ и вузов. В период формирования института в нем начали работать К.В. Боголепов, Ч.Б. Борукаев, В.С. Вышемирский, А.А. Годовиков, С.В. Гольдин, Н.Л. Добрецов, А.В. Каныгин, Ф.П. Кренделев, С.В. Крылов, Г.В. Поляков, Н.В. Соболев, В.В. Ревердатто и многие другие выдающиеся сотрудники. Спустя годы председатель Сибирского отделения АН СССР М.А. Лаврентьев характеризовал институт как «флагман геологической науки в Сибири», в котором «…удачно объединились сибирские геологи, в основном воспитанники старой томской школы, а также приехавшие из европейской части страны представители других школ» [10].

Штаб геологической науки СибириРаспоряжением СМ СССР Сибирскому отделению на три года было предоставлено право первоочередного отбора молодых специалистов из столичных вузов. На первых порах молодежный коллектив сотрудников ИГиГ формировался из выпускников московских, ленинградских, львовских, томских вузов. В дальнейшем основным источником пополнения кадров стали новосибирские вузы, и в первую очередь Новосибирский госуниверситет. В 1959 г. на факультете естественных наук НГУ организовали две геологические кафедры – общей геологии и геофизики. С созданием других кафедр появились основания для организации в начале 1960-х годов геолого-геофизического факультета, первым деканом которого стал академик В.С. Соболев, одновременно основатель кафедры минералогии и петрографии.

В институте была создана многоуровневая система подготовки научных кадров, которая включала организацию школьных геологических олимпиад; подготовку студентов вузов на базовых кафедрах; организацию аспирантуры и докторантуры, специализированных советов по приему к защите кандидатских и докторских диссертаций, работу междисциплинарных научных семинаров. Эта система стала основой успешного формирования многочисленных научных школ в Институте геологии и геофизики, представители которых в дальнейшем создавали новые школы и направления.

В марте 1959 г. академик М.А. Лаврентьев докладывал Общему собранию СО АН о результатах новосибирских институтов. Говоря об Институте геологии и геофизики, он отметил «работы по широкому изучению перспектив нефтегазоносности Западной Сибири» [11]. Однако к прогнозам А.А. Трофимука относительно этих перспектив М.А. Лаврентьев относился несколько скептически. Андрей Алексеевич вспоминал, что когда он говорил о нефтяных богатствах Сибири, Лаврентьев отвечал: «Хоть в пробирке покажите эту нефть, за которую агитируете!» [12]. Уже через пару лет академику Трофимуку удалось доказать, что его прогнозы сбываются.

Первые промышленные нефтяные фонтаны Среднего Приобья А. А. Трофимук в монографии «Геология и нефтегазоносность Западно-Сибирской низменности – новой нефтяной базы СССР» (в соавторстве с Н.Н. Ростовцевым, 1963) оценил как открытие новой крупнейшей нефтегазовой провинции и обосновал основные подходы к ее комплексному освоению. Открытие Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции стало возможным в результате реализации стратегии широкого поиска – геолого- геофизическое изучение и бурение опорных скважин одновременно проводились в различных районах Сибири, включая Заполярный Север и Южный Кузбасс [13].

Впоследствии проблемам нефти Западной Сибири А.А. Трофимук посвятил значительную часть своей мемуарной книги «Сорок лет борения за развитие нефтегазодобывающей промышленности Сибири» (Новосибирск, 1997). Как геолог-нефтяник он был первооткрывателем трех нефтегазоносных провинций в России: Предуральской (в «досоановский» период), Западно-Сибирской и Восточно-Сибирской – во время работы директором Института геологии и геофизики СО РАН.

Открытие крупнейших месторождений базировалось на солидном научном фундаменте. А.А. Трофимук обогатил геологическую науку трудами по теории образования нефти и газа, методам поисков, разведки и разработки нефтяных и газовых месторождений, региональной геологии нефтегазоносных провинций России. Его работы о механизме образования скоплений газогидратов стали научной основой официально зарегистрированного открытия о свойстве природных газов находиться в твердом состоянии в земной коре в виде гидратов (в соавторстве с Н.В. Черским и др.). По современным оценкам, это открытие способно обеспечить человечество углеводородным сырьем в XXI в. и за его пределами [14].

С самого начала выигрышной стороной научных исследований ИГиГ стала их комплексность. Вопросы строения земной коры изучались совместно тектонистами и геофизиками; образование ряда рудных месторождений – геологами разных специальностей и геохимиками; корреляции осадочных отложений – палеонтологами, стратиграфами и литологами. Многие актуальные проблемы геологической науки решались в содружестве с отраслевыми НИИ и институтами ННЦ – Гидродинамики, Автоматики и электрометрии, Теплофизики, Неорганической химии и др. [15].

ИГиГ стал организатором всесоюзных совещаний по вопросам тектоники, стратиграфии, палеонтологии, литологии, геологии антропогена, геофизики, петрографии. Его сотрудники принимали участие в зарубежных симпозиумах и конгрессах. С января 1960 г. стал выходить журнал «Геология и геофизика», в котором освещались проблемы региональной геологии и геофизики, главным образом Сибири и сопредельных стран Азии, а также результаты исследований по общим вопросам наук о Земле [16].

Залогом эффективной научной деятельности сотрудников было создание соответствующих производственных условий. Вначале институт размещался в Новосибирске, но уже в конце 1960 г. было закончено строительство основного институтского корпуса, и большинство сотрудников переместились в Академгородок. Главный корпус института стал вторым после Института гидродинамики зданием, построенным в Академгородке, поэтому на его площадях работали представители других институтов ННЦ и размещалась первая вычислительная машина (М-20) коллективного пользования. Одновременно шло формирование производственной базы.

В 1960-е годы начали действовать первые экспериментальные установки: построена главная стационарная сейсмостанция «Ключи», положившая начало развитию сети сейсмостанций в Сибири; геомагнитно-ионосферная станция для исследования околоземного пространства. В 1969 г. все эти станции были объединены в Комплексную геофизическую обсерваторию. В дальнейшем вступил в строй корпус кернохранилища, где разместились коллекции палеонтологов и стратиграфов, образцы руд месторождений Сибири. Была построена Камера низкого фона естественной радиоактивности (КАНИФЕР) для изучения содержания радиоактивных и редких элементов в породах [17].

Ежегодно более ста экспедиционных отрядов института выезжали на полевые исследования в различные районы Сибири, Крайнего Севера, Дальнего Востока, на Камчатку и Курильские острова.

К середине 1960-х годов по ряду проблем институт стал ведущим научным учреждением не только в регионе, но и в стране. При институте утвердили несколько координационных научных советов: по теории образования и размещения эндогенных рудных месторождений Сибири и Дальнего Востока; по закономерностям размещения нефтяных и газовых месторождений; по проблемам тектоники Сибири и Дальнего Востока. Кроме того, А.А. Трофимук возглавлял ряд научных и координационных советов всего Сибирского отделения. Его активная деятельность во главе Научного совета по проблемам озера Байкал сыграла важнейшую роль в сохранении этого уникального природного объекта.

Строительство главного корпуса ИГиГ СО АН СССР, зима 1959 г. 

В 1965 г. в институте работали свыше 800 чел., а среди 337 научных сотрудников было четыре академика, семь членов-корреспондентов, 20 докторов и 118 кандидатов наук. Действовали около сорока лабораторий, объединенных в три неструктурных отделения (петрографии, минералогии и геологии рудных месторождений; геологии осадочных пород и тектоники; геофизики); несколько самостоятельных лабораторий; Центральный сибирский геологический музей; ионосферная и сейсмические станции [18].

Во второй половине 1960-х годов исследования велись по крупным проблемам, охватывающим выяснение закономерностей образования месторождений полезных ископаемых магматогенного и осадочного происхождения и разработку теоретических основ их поисков; экспериментальное воспроизведение процессов минерало- и рудообразования, синтез промышленно важных минералов; изучение истории развития, глубинного строения земной коры и верхней мантии Земли геологическими и геофизическими методами. Существенное внимание уделялось созданию новых методов исследований [19, 20].

Об уникальности проводимых в институте работ можно судить по следующим результатам. В 1964 г. академик В.С. Соболев предложил схему фаций метаморфизма, основанную на появившихся к тому времени экспериментальных данных по важным минеральным равновесиям. Позже эта схема была уточнена и послужила основой для составления «Карты метаморфических фаций СССР», изданной в 1966 г. в масштабе 1:7 500 000 (авторы: Н.Л. Добрецов, В.В. Ревердатто, В.С. Соболев, Н.В. Соболев, Е.Н. Ушакова и В.В. Хлестов). На карте четко проявились основные закономерности распределения регионального метаморфизма на земной поверхности и соотношение его с геологическими структурами. «Карта метаморфических фаций СССР» привлекла большое внимание геологов и положила начало составлению целой серии таких карт по отдельным регионам, странам и континентам под эгидой Международного геологического союза.

В 1970–1974 гг. В.С. Соболев (руководитель работы) совместно с Н.Л. Добрецовым, В.В. Ревердатто, Н.В. Соболевым и В.В. Хлестовым опубликовали серию монографий, в которых были обобщены практически все известные на то время сведения, касающиеся метаморфических комплексов мира, а также обсуждены важнейшие теоретические проблемы метаморфизма. Серия монографий по фациям метаморфизма не имела прецедента в мировой геологической литературе. Вместе с «Картой метаморфических фаций СССР» она была удостоена в 1976 г. Ленинской премии. Крупнейший советский петролог академик Д.С. Коржинский высоко оценил коллективный труд сибирских ученых, который «…не только наметил новые направления в петрологии, но и стимулировал их развитие. Актуальность фундаментального исследования, позволившего выявить ряд закономерностей связи глубинных процессов с образованием полезных ископаемых, трудно переоценить».

Исследования академического института явились теоретическим фундаментом для работы сибирских геологов из отраслевых институтов. Многие разработки осуществлялись совместно со СНИИГГиМСом. Удачным результатом такого сотрудничества стало открытие в начале 1970-х годов первого на территории Новосибирской области Верх-Тарского нефтяного месторождения. На этом месторождении были опробованы современные методы электроразведки, высокоточной гравиразведки, а затем и трехмерной сейсморазведки [21]. В дальнейшем совместными усилиями академических и отраслевых специалистов на территории региона открыто еще несколько месторождений нефти и газа.

Необходимо отметить, что академик А.А. Трофимук как заместитель председателя Сибирского отделения АН СССР, по сути, координировал деятельность всех научных центров и, следовательно, геологических исследований, проводящихся в Сибири. В условиях, когда науку разделяли ведомственные барьеры, координирующая роль ИГиГ СО АН СССР была незаменимой. Кооперация исследователей из разных организаций помогла открыть новые месторождения нефти и газа, алмазов, золота и платины, других благородных и редких металлов. В середине 1980-х годов при институте действовали двенадцать научных, научно-координационных и межведомственных советов и комиссий.

По инициативе А.А. Трофимука в регионе произошло существенное расширение сети институтов, относящихся к группе наук о Земле, и укрепление их кадрового потенциала сотрудниками из новосибирского Института геологии и геофизики. В 1970–1980-е годы были организованы академические институты, руководителями которых стали выходцы из ИГиГ: Геологический институт в Улан-Удэ (Ф.П. Кренделев, Н.Л. Добрецов), Читинский институт природных ресурсов, ныне Институт природных ресурсов, экологии и криологии (Ф.П. Кренделев, О.А. Вотах, А.Б. Птицын), Проблем освоения Севера в Тюмени (В.П. Мельников), Тектоники и геофизики в Хабаровске (Ю.А. Косыгин, Ч.Б. Борукаев).

Академик А.А. Трофимук руководил Институтом геологии и геофизики более тридцати лет. По современным оценкам, его дальновидность проявилась в том, что он не стал делать институт «под себя», а пригласил ученых, способных создать мощные научные школы по разным направлениям геологии. Сибирские геологические школы складывались в результате взаимного обогащения томской, иркутской, московской, ленинградской, львовской научных школ и в конечном счете стали самобытным явлением, сыграв исключительную роль в развитии геологической науки.

В кратком очерке невозможно рассказать обо всех геологических школах, поэтому назовем только основные из них. Академик А.А. Трофимук явился основателем сибирской научной школы в области нефтяной геологии; академики В.А. и Ю.А. Кузнецовы – магматизма и рудообразования; академики А.Л. Яншин и Ю.А. Косыгин – геоморфологии и тектоники; академик В.С. Соболев – метаморфической и верхнемантийной минералогии и петрологии, вместе с проф. А.А. Годовиковым – экспериментальной минералогии; член-корреспондент АН СССР Ф.Н. Шахов – геохимии; академик Б.С. Соколов, член-корреспондент АН СССР В.Н. Сакс и член-корреспондент АН БССР А.В. Фурсенко – палеонтологии и стратиграфии; член-корреспондент АН СССР Э.Э. Фотиади и академик Н.Н. Пузырёв – региональной, нефтяной и разведочной геофизики [22].

В середине 1980-х годов Институт геологии и геофизики СО АН СССР был крупнейшим научным центром геологической науки в стране. В коллективе работали свыше 1,5 тыс. чел., в том числе 557 научных сотрудников. Наиболее квалифицированную часть кадров представляли три академика, четыре члена-корреспондента АН СССР, 68 докторов и 307 кандидатов наук [23]. По численности научных кадров ИГиГ занимал первое, а по численности персонала – второе (после Института ядерной физики) место в Сибирском отделении АН СССР. Структура института состояла из четырех отделений, которые объединяли 72 лаборатории.

Коллектив пополнялся в основном выпускниками Новосибирского госуниверситета, на геолого-геофизическом факультете которого преподавали ведущие сотрудники института. В аспирантуре ежегодно обучались до 80 чел., которые могли защитить кандидатскую, а затем и докторскую диссертации благодаря бесперебойной работе восьми специализированных советов. Институт готовил через аспирантуру и соискательство специалистов для многих научных организаций и вузов не только сибирского, но и других регионов страны [24].

О достижениях института можно было узнать во время проведения международных и всесоюзных конференций, в которых сотрудники принимали участие и которые ИГиГ организовывал сам; на научных выставках в Финляндии, Австрии, ФРГ, США, Франции, Болгарии; из многочисленных научных и научно-популярных изданий. Активным популяризатором науки и достижений института выступал в первую очередь А.А. Трофимук.

Международная деятельность включала такие формы сотрудничества, как активное участие в совещаниях за рубежом, членство в международных комиссиях и комитетах, совместные экспедиции и проведение полевых работ в республиках СССР, а также на территории ряда стран Европы и Азии; консультации и чтение лекций ведущими специалистами института во многих научных центрах и университетах мира; подготовка кадров геологов для Монголии, Болгарии, Вьетнама.

По сравнению с началом 1960-х годов существенно расширилась экспедиционная деятельность. Ежегодно около 150 экспедиционных отрядов, оснащенных современной техникой (включая научные суда и вертолеты), работали на Алтае, в Западной и Восточной Сибири, Якутии, других районах страны, участвовали в геофизических исследованиях Антарктиды. Для исследования экспедиционных образцов и материалов использовались современные приборы. В целях усиления инструментальной базы при институте был создан отраслевой отдел КБ точного машиностроения (на его основе в дальнейшем организовали КТИ геофизического и экологического приборостроения).

Достижения в экспериментальной минералогии и создание соответствующих условий для синтеза искусственных минералов позволили организовать СКТБ монокристаллов и выполнить многие инновационные разработки, внедряя их на промышленных предприятиях страны. Искусственные изумруды и другие кристаллы использовались не только в ювелирных целях, но и в производстве приборов лазерной техники, квантовой электроники, высокоточных астрономических приборов, СВЧ-усилителей и др. [25].

Таким образом, первому директору ИГиГ академику А.А. Трофимуку удалось создать институт, в котором на основе творческого развития «соановских» принципов был получен мощный задел фундаментальных исследований по всем основным направлениям геологической науки. Практическим приложением теоретических поисков стало открытие и комплексное освоение многих месторождений углеводородных и минеральных ресурсов региона – основы современного экономического потенциала России. Многоуровневая система подготовки кадров обеспечивала специалистами академические институты, вузы и отраслевые организации страны.

Начиная с середины 1980-х годов академик А.А. Трофимук несколько раз обращался к председателю СО АН СССР В.А. Коптюгу с просьбой об отставке. Однако вопрос о преемнике оказался сложнее, чем можно было предполагать: опытные ученые, которые составляли элиту института в 1960– 1970-е годы, уже достигли преклонного возраста. Среди молодой генерации необходимо было найти ученого, который бы обладал не только солидными научными достижениями, но и организационным опытом. В конечном счете выбор пал на Николая Леонтьевича Добрецова, представителя научной школы академика В.С. Соболева.

После окончания Ленинградского горного института (1957 г.) Н.Л. Добрецов приехал в Сибирь по совету своего деда, известного геодезиста члена- корреспондента АН СССР Н.Г. Келля, который хорошо знал В.С. Соболева. Владимир Степанович предложил вчерашнему студенту заняться новой проблемой – изучением происхождения и свойств жадеита. Это оказалось ключом к пониманию более обширной геологической проблемы – механизма возникновения минералов и пород высоких давлений в земной коре [26]. В ИГиГ Н.Л. Добрецов работал сначала научным сотрудником, а затем – заведующим лабораторией метаморфических формаций.

В 1980-е годы Н.Л. Добрецов переехал в Улан-Удэ, где возглавил Геологический институт Бурятского научного центра СО АН СССР. Впоследствии Н.Л. Добрецов назвал этот институт одним из университетов своей жизни, в котором он «учился быть руководителем: слушать людей, уважать их мнение, находить компромиссные решения» [27]. Научные заслуги Н.Л. Добрецова, крупнейшего специалиста в области геологии, минералогии, магматической и метаморфической петрологии, тектоники и глубинной геодинамики, были по достоинству оценены научным сообществом. Во время работы в Бурятии его избрали сначала членом-корреспондентом АН СССР (1984 г.), а затем – академиком (1987 г.) [28].

В 1988 г. впервые в истории ИГиГ состоялись альтернативные выборы директора. На конференции научных сотрудников коллектив из трех претендентов выбрал кандидатуру Н.Л. Добрецова. Одновременно Н.Л. Добрецов заменил А.А. Трофимука на посту заместителя председателя Сибирского отделения АН СССР.

Директор и почетный директор ИГиГ СО АН СССР, 1988 г. 

К опыту А.А. Трофимука его преемник не раз обращался, определяя стратегию развития института в изменившихся социально-экономических условиях. По совету почетного директора ИГиГ А.А. Трофимука было усилено нефтегазовое направление – отделение стратиграфии и нефтяной геологии пригласили возглавить крупного специалиста в этой области А.Э. Конторовича из СНИИГГиМСа. В своих воспоминаниях Н.Л. Добрецов подчеркивал, что академик А.А. Трофимук был его учителем «…в области организации науки, умения работать с людьми и властью… научил бороться за дело принципиально и твердо, не поступаться главным ради сиюминутных компромиссов» [29].

Далее - Объединённый институт геологии, геофизики и минералогии им. А.А. Трофимука СО РАН (ОИГГМ)